Актер Денис Матросов: за детей я боролся…

ФОТО: Антенна

12 лет актеры Людмила Татарова и Денис Матросов скрывали причину разрыва

Она – ведущая актриса Московского театра Российской армии, он – звезда телесериалов («Две судьбы», «Кармелита»). Их сыновьям – близнецам Владимиру и Юре в апреле будет 13. Но почти сразу после их рождения супруги расстались. И за все эти годы Матросов фактически ни разу не видел  детей: бывшая жена не допускала. Татарова во всем винит экс-свекровь – это она вбила клин между ней и мужем. В частности, потребовала анализа ДНК: дескать, дети не от Дениса. 6 февраля в программе «Пусть говорят»   бывшие супруги выясняли отношения – причем Людмила привела мальчиков на программу.

Людмила Татарова, актриса:

– Когда я приехала в Москву из Севастополя, чтобы сообщить Денису о беременности,  он лежал в больнице. Была такая трогательная сцена как в кино: я у кровати больного мужа и говорю  ему о том что, у нас будут дети. Реакция была радостная. Но с нами была его мама. И ее реакция меня немножко напрягла: она на эту новость отреагировала настороженно. Со временем выяснилось, что она задавалась вопросом: «А  почему она ощутила себя беременной вдали от тебя? Значит, это не твои дети, они были нагуляны на стороне». А дальше все уже нарастало как снежный ком...

Мы не были официально расписаны. Жили тогда  гражданским браком. И это тоже была мамина инициатива. Она запретила нам жениться, боялась, что я отберу у них квартиру. Беременность у меня была божественной, волшебной. Денис был всегда рядом. Причем это был тяжелый 1999 год: трудно было достать продукты, которые нам были необходимы. Денег катастрофически не хватало, мы старались изо всех сил. Дети меня съедали. А я все набирала и набирала  вес. Два моих мужика родились по три кило.

Денис пришел встречать детей в роддом. На тот момент у нас было безупречное счастье. Мало кто ожидал, что я вообще выживу. В роддоме было 4 наркоза. Я заново училась разговаривать, жить. Никто не подозревал, что уже через неделю жизнь просто кардинально изменится. Конфликт возник из-за имен. Он Владимирович, я Владимировна. Мы однозначно решили, что первого сына будут звать Владимир. С  именем  второго возникли проблемы. Мама Дениса Галина Федоровна настаивала на том, чтобы внука звали Федором. А мне не нравилось это имя категорически! И я сказала «нет».

В свидетельстве о рождении ребенка в графе «отец» я поставила прочерк,  потому что он не пришел регистрировать детей в загс. Я ждала его полчаса. А по законам Российской Федерации, если отец не приходит с матерью на регистрацию ребенка, они вписывают фамилию матери, а в графе «отец» ставят прочерк.

Тест на ДНК для Дениса был принципиальным моментом, после того как мама убедила его, что я изменяла ему направо и налево, что это не его дети – ни один, ни второй.

Чего нам стоили первые пять лет, знаем только мы.  Мы не получили от этого человека ничего! На его месте была бы благодарна за то, что я за эти 13 лет не потревожила его ни разу. Я не пошла в суд. Сказала: «Живи как хочешь!». Я  терпела долго. Радовалась его счастью. Но зачем он нас поливает после этого грязью? Да, первый год он звонил, ровно через год приехал в Севастополь. Я сказала, что не вернусь к нему и никаких личных отношений быть не может. Но с детьми общаться разрешила.

Денис Матросов:

– Люда  утверждает, что я стал требовать анализа ДНК. На что она оскорбилась и забрала детей. А все было наоборот. Люда сначала забрала детей, запретила мне с ними видеться, и только после этого я начал требовать сделать анализ ДНК, чтобы подтвердить свое отцовство и иметь юридические права на общение с сыновьями. Володе и Юре я хочу сказать следующее: «Ребята, если когда-нибудь вы  захотите со мной общаться, то несмотря на все ужасы, которые про меня рассказывают, вы можете взять мой телефон у редакторов передачи «Пусть говорят».

Сергей Джигурда, нынешний муж Людмилы Татаровой:

– Володя и Юра называют меня папой. По характеру они очень похожи: нормальные ребята, выдержанные, сдержанные. Должны ли они общаться с родным отцом? Я не знаю, зачем это нужно. Мы об этом с ними не разговариваем. У меня у самого скелеты в шкафу и есть опыт. Я считаю, что когда они вырастут, тогда пусть сами решают, как им поступать.

Сыновья Володя и Юра:

– Не знаем, навестим ли мы бабушку и хотим ли увидеть биологического отца. Не думали. Но повидаться хотя бы можно…

А вот что Денис Матросов заявил «Антенне»:

– Как  у Татаровой теперь язык поворачивается говорить, что я им не помогал? После того как жена ушла и забрала детей, я постоянно отправлял им и деньги, и вещи, а она каждый день обещала привезти детей обратно. Но в итоге так и не привезла. И я сам  поехал в Севастополь, куда она отправила мальчиков на воспитание дедушке с бабушкой. Приехал, а меня ее отец на порог не пускает, чуть в драку не полез. С большим трудом объяснил ему, что все это время помогал ребятам и все вещи, что они носят, отправлял им я. Когда он все понял, сказал: «Дочка, у тебя нормальный мужик. И это ваши дети, так что воспитывайте их сами». Татарова их забрала и отдала пацанов на пятидневку, чтобы они не отрывали ее от работы. Ну а вскоре у нее появился новый мужчина, и мне приказали навсегда исчезнуть из их жизни: у детей теперь есть другой папа. Когда мне велели удалиться и не мешать их жизни, я так и сделал. Потому что думал, что так будет лучше для мальчишек. Тот человек действительно заменил моим детям отца, воспитывал их много лет. Но когда он ушел, то перестал общаться с ребятами, что стало для них трагедией. И Татарова тут же предъявила нового «папу» – Джигурду.

Маша (жена Мария Куликова. – Прим. «Антенны») тоже очень переживает эту ситуацию. Но она в курсе того, что было на самом деле. Ведь мы вместе помогали детям, покупали вещи, привозили к Татаровой в театр и оставляли на вахте.

Сейчас для меня самое главное сдержаться и не наломать дров, посмотреть, как Людмила себя поведет. Ведь если у нас действительно наладится общение с детьми, это будет очень здорово для всех нас! Я понимаю, что ребятам сейчас очень сложно, на них идет огромное давление. Надо же было догадаться притащить их на программу! Неизвестно еще, как это аукнется в будущем. Как их мать этого не понимает?

Верю и надеюсь, что мальчишки мне позвонят. Очень жду этого момента. Когда на следующий день после программы раздавался звонок с незнакомого номера, у меня просто сердце заходилось от волнения. Казалось – сыновья звонят…

НАВЕРХ