Джигурда выступил с хард-рок-группой

Никита Джигурда.

ФОТО: Uzakov Sergei/COVI

Гроза австралийских телекорреспондентов, народный артист Чеченской Республики и бард с 30-летним стажем Никита Джигурда после долгого затишья вновь появился на московской клубной сцене, пишет Openspace.ru.

Появление героя было обдумано и подготовлено: уже не один месяц Никита Борисович проводит время в компании киевской хард-роковой группы «Сад», с которой он и выступил в клубе China-Town-Cafe. Коллаборация артистов неслучайна: несколько лет Джигурда «серьезно болен» хард-роком, который он поставил на службу своему фирменному стилю — «монадному року», сделавшему почти все ролики с участием Джигурды YouTube-мемами. Для тех, кто не в YouTube: «монадный рок» — это смесь русского мата и русской души, пропетая во всю хриплую мощь глотки Джигурды.

Певец, актер и режиссер известного в узких кругах кинофильма «Супермен поневоле, или Эротический мутант» думает, что хард-рок привлечет к нему молодое поколение. В какой-то момент сын Никиты объяснил отцу, что его заигрывания с бардовской песней под Высоцкого и Талькова — это глупо и несовременно.

Проблема в том, что у Джигурды — десятки тысяч просмотров на YouTube, но нет фанатов. Ни одного. Впрочем, есть ли кому-нибудь до этого дело? По поводу поклонников можно долго спорить, но очевидно, что люди, следящие за творчеством Джигурды, явно не готовы разделять его мировоззрение. Да и есть ли оно у него — позиция исполнителя меняется от песни к песне. Бард Никита Джигурда прошел длинный путь: начинал как исполнитель песен на злобу дня в конце 1980-х («перестроечный» цикл альбомов: «Гласность», «Ускорение» и т.п.), в 1990-х исполнял откровенный блатняк (см. альбом «Если свистнут проститутки»). В новом веке Никита Борисович окончательно запутался, кто же он — самобытный поэт, исполнитель песен Высоцкого или хард-рокер; любящий муж или Казанова. Пожалуй, всё вместе.

Мощь его хард-рок-звука ощущается уже на саундчеке. Клуб еще пуст, перед сценой ходят робкие посетители, а на сцену в грохочущий рокот поднимается он: густая рыжая грива и борода, майка с черепом, огромное количество железных бирюлек на пальцах, запястьях и шее. Шоу начинается прямо с репетиции, дает понять Никита Борисович. Прохрипев на пробу несколько песен, он спускается с невысокой сцены. Обняв по дороге жену Марину, устремляется к зрителям, жаждущим поговорить с самым знаменитым русским мемом. Щелкают вспышки, следуют объятия и напутствия, раздаются автографы. Вскоре эти осчастливленные четыре человека разбредаются от Джигурды в разные концы зала и в клубе становится неоправданно пусто. Впрочем, Никита и сам исчезает где-то в гримерке.

Затем на сцену выходит группа «Сад». Ее фронтмен проводит несколько конкурсов в духе «что-лежит-у-меня-в-кармане» и, раздав призовой коньяк, скрывается. У барной стойки, несмотря на пустоту остальной площадки, происходит заметное оживление. К примеру, встречаю барабанщика одной московской стоунер-группы, он не один, и его друг с криками «Где Джигурда?!» устремляется прямо к сцене, извиваясь и тряся головой. В конце концов он со всего маху падает на край сцены и, сбив микрофонную стойку, убегает в неизвестном направлении. На сцене из ниоткуда вдруг вырастает во весь рост Никита. Несколько томных вздохов, крики: «Да-а-а, Джигурда!», звук разбитого бокала и чинные аплодисменты из-за столиков.

Группа «Сад» хором горланит: «Скажем дружно — нахер нужно!» — и играет еще несколько песен с похожим смысловым содержанием. Но вот «Сад» замолкает, Никита берет исписанные листы и начинает читать стихи, потрясая кулаками. В ответ смешки или тишина — когда рифмы Никиты становятся особенно бессвязными. Единодушно зал хохочет, когда Никита начинает упоминать половые органы. Откидывая в сторону черновики, Джигурда воодушевляется: «Ну, что вам почитать? Со знаком плюс или минус?» Полупустой зал в робком замешательстве. Никита смягчается: «Ладно, давайте плюс, я дам уважаю. А потом мужикам почитаю». За этим следуют грустные стихи о любви, построенные на рифмах, близких к «любовь — морковь». «Обещал минус!» И вновь матерщина, но все о тех же нежных чувствах. Затем вдруг снова играет группа «Сад», и Джигурда, имитируя половой акт со сценой, ревет в микрофон.

Сменяя главного героя вечера, на сцену вновь поднимается фронтмен «Сада» и поет песни на украинском языке. После выигранных у самого себя коньячных конкурсов он пьян. Сюрреалистичная картина дополняется девушками, которые уж очень активно томятся у края сцены, ожидая очередного появления Никиты Борисовича.

Лучший момент концерта — возвращение такого многоликого и в то же время понятного Джигурды: ринувшиеся к сцене девочки несут ему букеты осенних листьев, и Никита с радостью принимает гербарии, ревя свои стихи. В этот момент, под смех уходящих прочь девушек, он напоминает забытого бойца русского рока, который по инерции продолжает свой путь.

Выступление Джигурды заканчивается исступленно и яростно — «горячим хитом» (как писали в 95-м году на кассетах) из саундтрека к фильму «Любить по-русски». Кто-то после песни восклицает, приветствуя Джигурду: «Нормальный, но-о-ормальный!» Один из сотрудников клуба активно сигнализирует музыкантам: «Пора, пора уходить!» Никита кивает: «Ну, пока группа собирается, почитаю вам еще…» Откровения не последует, апокалипсиса не будет: за столиками и у бара все больше случайных людей, уже и не пишущих, кажется, в Facebook и Twitter статусы о том, что они на концерте Джигурды. Выступление «монадной рок-группы» завершается, как и начиналось, фотографированием в обнимку с пятью гогочущими людьми.

Экспериментальный для Джигурды «монадный рок» приносит пока только полупустые клубы и стабильные приросты просмотров любых интервью и видеоматериалов. Не на старой славе, нет. Широта амплуа Джигурды возмущает одних и предсказуемо веселит других, а иногда смех и возмущение сочетаются. То ли перед нами талантливый тролль, то ли искренний чудак-человек, не разберешь. Вот он, рецепт интернет-популярности.

Пока в зале клуба набирает обороты хеллоуин-вечеринка, начавшаяся во вторую смену, публика медленно расходится. На выходе наблюдаю такую картину: резко тормозит автомобиль отечественного производства. Из него, торопясь, выбегает человек: «Здесь Джигурда?» Точно знаю: он сейчас везде. Поддерживает Россию — укрепляет в ее жителях ощущение белиберды.

НАВЕРХ