Жертва жестокого нападения собак может остаться без компенсации в 100 000 евро? Адвокат: суд хотел встряхнуть общество

Limon.ee
Copy
Присяжный адвокат Кармен Турк.
Присяжный адвокат Кармен Турк. Фото: Erik Prozes

«Боюсь, что высшие судебные инстанции скажут, что 100 000 за такое преступление - это перебор», - сказала адвокат Кармен Турк в утренней программе на Vikerraadio, где обсуждалось решение Тартуского уездного суда в отношении Моники Антон, владелицы собак, которые нанесли опасные для жизни травмы молодой женщина, пишет Elu24.

В утренней программе на Vikerraadio обсуждали слушания в Тартуском уездном суде, состоявшиеся на прошлой неделе, и наказание, вынесенное Монике Антон, владелице собак, напавших на молодую женщину.

«Суд пришел к выводу, что вина Моники Антон велика», - заявила на заседании судья Хели Силлаотс. Во время вынесение приговора во второй половине дня, на котором Моника Антон не присутствовала, к десяти месяцам лишения свободы, из которых два месяца она должна отбыть в тюрьме

Кроме того, судья удовлетворил гражданский иск жертвы, и обязал Антон выплатить 100 000 евро в качестве материального и нематериального ущерба.

Адвокат Антон Андрес Вески сообщил изданию Elu24 в день слушаний, что они будут обжаловать это решение. Вески сказал, что 100 000 евро - это очень большая сумма по эстонским меркам и что никогда ранее не присуждалась такая большая сумма.

В беседе с ведущими Vikerraadio Кирке Эрди и Таави Либе этот вопрос обсудила адвокат юридической фирмы Trinit Кармен Турк.

«Такого случая еще не было, даже чего-то похожего», - сказала Турк, имея в виду, в частности, сумму гражданского иска, присужденную судом. «Да, в эстонском суде было однократное увеличение суммы компенсации нематериального ущерба, но это было через признание вины, то есть виновная сторона признала свою ответственность. Но в Эстонии еще не было подобного случая, когда бы присуждался нематериальный ущерб в размере 100 000 евро».

«Почему именно сейчас?» - спросил Либе. «Это, конечно, не самое худшее, что произошло за последние 30 лет», - сказала Турк, которая считает, что нематериальный ущерб в уголовных судах должен быть увеличен. Эксперт по правовым вопросам привела в пример гражданский суд, где, если о ком-то плохо отзываются по радио, компенсация может составить 10 000 евро.

«В уголовном праве, с другой стороны, нематериальный ущерб жертвам торговли людьми, которых, вероятно, насиловали, избивали, в среднем значительно ниже». Самая высокая компенсация жертве торговли людьми в Эстонии составила 50 000. Подумайте, пять-десять тысяч для жертвы изнасилования. Так что 100 000 - это действительно очень большая цифра», - пояснила Турк.

Она продолжила: «К сожалению, боюсь, что именно поэтому такая выплата невозможна, [...] и я действительно думаю, что суд хотел немного встряхнуть общество».

«Естественно, суд связан с тем, что компенсация нематериального ущерба должна быть соизмерима с уровнем благосостояния общества. [...] Поэтому я боюсь, что вышестоящие суды скажут, что 100 000 за такое преступление - это так необычно по сравнению с нематериальным ущербом, присуждаемым жертвам других очень серьезных преступлений», - отметила Турк, но в заключение добавила, что это не означает, что суды не будут придерживаться этого решения.

Турк желает жертве удачи, призывает ее пройти этот путь до конца и надеется, что подобное мужество будет проявляться и на следующих уровнях судебной системы. «Но если честно, я сомневаюсь в этом», - сказала Турк, говоря о беспрецедентной компенсации и возможности того, что Синиметс когда-либо получит 100 000 евро.

В радиоинтервью адвокат добавила, что двухмесячное реальное тюремное заключение, назначенное владелице собак, также является беспрецедентным в этом деле. «Почему такой тюремный срок? На самом деле, я хочу сказать, что в случае с животноводством, когда по неосторожности причиняется вред здоровью человека, [...] реальный тюремный срок в два месяца за деяние, совершенное по неосторожности, - это беспрецедентный случай».

Наверх