Изуродованная хирургами королева красоты: я на ночь заклеиваю глаза тейпами, а врачи требуют долг за операцию

Limon.ee
Copy
Королева красоты. Иллюстративное фото
Королева красоты. Иллюстративное фото Фото: Shutterstock

Юлия Тарасевич вот уже два года живет с новой внешностью. О том, каково это, она рассказала нам в интервью, пишет woman.ru.

О своем модельном прошлом Юлия Тарасевич старается не вспоминать. Многочисленные награды, корона «2-й Вице-Миссис Россия International 2020», «Миссис Россия 2020 International - Южный Ф.О.» - все это сейчас пылится на антресолях, чтобы лишний раз не бросалось в глаза.

А все из-за того, что 2020 году эффектная блондинка решила улучшить то, чем щедро ее наградила природа. Хотела подтянуть брыли, но хирурги на консультации убедили, что процедура ей вряд ли поможет. Лучшим решением будет сделать круговую подтяжку и блефаропластику, то есть подкорректировать формы верхних и нижних век.

Все эти события Юля вспоминает, словно они произошли вчера, прекрасно помнит свое волнение и странные ощущения после того, как врач закончил операцию: все пошло не так, как должно было.

«Мне многие пишут: зачем ты согласилась на операцию, и так была красивая! Но я же не шла, чтобы меня изуродовали! Хотела убрать возрастные изменения овала лица. Это нормально, следить за собой. Ведь мы же ходим к стоматологу, вставляем зубы, когда они выпадают, и это норма. Так почему же не норма корректировать возрастные изменения? У нас развитая медицина, почему нет?» - задается встречным вопросом Юлия.

После той операции у Юлии «парализовало» половину лица. Она не может закрыть глаза, отсутствует мимика - мышцы лица натянуты, как струна, а кожа совсем безжизненная. «К сожалению, для меня стало нормой перед сном заклеивать глаза тейпами. Только так можно натянуть кожу век. Во время блефаропластики веки слишком сильно урезали. Теперь, чтобы глаза снова нормально закрывались, придется перешивать кожу другого участка тела. Только так можно восстановить веки. Но и это не быстро, так что пока приходится обходиться тейпами.

Для любого другого человека совершенно обычно закрыть глаза, а для меня это является мечтой. И если с глазами, дай Бог, возможно что-то сделать, то мимику никто и никогда не вернет. Со мной натворили такое, что обратного пути нет! Никакие операции не помогут», - эмоционально признается Юлия.

Опускать руки и сдаваться не в ее характере, тем более, когда за плечами уже сотни самых разных процедур по исправлению ситуации. Надежда, как говорится, умирает последней. «Все это стоит очень и очень недешево. Не один миллион уже был потрачен на исправление ошибок этих нелюдей. На щеках, где были порезы, кожа уже не в таком плачевном состоянии. Хожу на процедуры, чтобы размягчить рубцы. Помогает аппаратная косметология, а это не меньше 100 евро за сеанс. Бесплатно, к сожалению, никто ничего не делает. И чтобы найти врача, нужно ездить, тратить огромные деньги на дорогу, жилье, само лечение», — рассказывает жертва пластического хирурга.

Трагедия Юли стала поводом для возбуждения уголовного дела, фигурантами которого стали два известных в России хирурга - Халед Омар и Андрей Комаров. Их подозревают в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья. Пока следователи разбираются во всех тонкостях, Юля сама подала в суд на горе-врачей. С них она требует в качестве компенсации 395 тысяч евро, но считает, что любое наказание будет для них слишком мягким.

«Даже если с них потребуют всю сумму, разве это справедливость? Справедливо будет отрезать им веки, как они сделали со мной. Изуродовать мышцы лица, чтобы они не могли улыбнуться своим близким. Никакие деньги и миллионы не вернут мне здоровья и красоту лица. Что бы ни вынес суд, это будет маленькое наказание для этих сволочей. Люди которые искалечили меня и продолжают жить как ни в чем не бывало», - эмоционально признается она.

За два года, что прошли с момента операции, ни один врач не извинился перед пациенткой. Они продолжают работать и настаивать на том, что у Юли была редкая болезнь, именно она и привела к таким последствиям. Но: экспертиза доказала, что Тарасевич на момент операции была совершенно здорова.

«Они выставили меня же виноватой в своих ошибках - это верх цинизма, когда врач говорит, что виноват пациент. А ошибки были совершены просто преступные и мне до сих пор непонятно: ведь было два хирурга на операции. У меня на щеках просто жуткие раны были!

И ведь сожалеют они только об одном: что не получили за операцию ни копейки! Она стоила 4 600 евро, и почему-то тогда меня не смутила цена, что для такого большого объема слишком дешево.

Про деньги они помнят, а как уродовали меня, так у них амнезия», - говорит Юлия.

3 февраля у Юлии Тарасевич очная ставка с доктором Халедом Омаром, но от этой встречи она не ждет особых результатов. «Наверно будет улыбаться, как всегда. Напомнит про деньги, про то, что я больна выдуманной ими болезнью», - уверена она.

Пережить все жизненные трудности Юле помогает семья. С ней рядом муж, они вместе занимаются бизнесом. А еще дети: сыну 12 лет, дочке 19, она студентка.

«Дочка в Москве, учится в институте управления. Пробовала себя в модельном бизнесе, был контракт, ездила во Вьетнам на несколько месяцев, но для нее это скорее баловство. Быстро потеряла интерес. Намерена доучиться и вернуться домой, чтобы работать», - говорит Юля.

Семья дает силы выстоять не только в споре с врачами, но и не сдаваться перед натиском хейтеров. А такие тоже есть. Сложно поверить, но Юле часто пишут другие женщины с обвинениями. «Меня это очень удивляет, ведь мое лицо говорит о профессионализме этих врачей лучше любых экспертиз и реклам. Но нет! Есть женщины которые мне пишут проклятья: как ты смеешь открывать рот на святого человека!  Есть и те, кто поддерживает, многие из них тоже стали жертвами Халеда. Они живут и стесняются себя, а он продолжает как ни в чем не бывало работать», - заключает она.

Наверх