Британская группа Red Snapper едет в Нарву. С какими чувствами коллектив будет здесь петь?

Британская группа Red Snapper едет в Нарву. С какими чувствами коллектив будет здесь петь?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Группа Red Snapper.
Группа Red Snapper. Фото: Gavin O'Shea

С 8 по 11 сентября в Нарве пройдет пятый фестиваль музыки и городской культуры Station Narva. Одной из жемчужин лайн-апа в этом году станет выступление британской группы Red Snapper, которая с начала 90-х годов славится новаторским подходом в создании музыки. Они сочетают акустические инструменты и электронные текстуры, изящно синтезируют трип-хоп, дарк-фанк, хип-хоп, даб, психоделический серф, афро-джаз и хрупкие звуковые ландшафты.

В мае 2022 года группа выпустила великолепный новый альбом Everyone Is Somebody, выполненный на стыке альтернативы, трип-хопа и эйсид-джаза. Предстоящий концерт в Нарве, который состоится 9 сентября в 20:30 на открытой сцене Кренгольмского квартала, обещает быть одновременно и будоражащим, и душевным, и страстным.

Примечательно, что связь этих британцев с фестивалем Station Narva была установлена за долгие годы до его появления. Дело в том, что в 2002 году руководитель фестиваля Хелен Сильдна выступала организатором тура Red Snapper по Украине. Вот, что сама Хелен вспоминает по этому поводу:

В 2002 году мне посчастливилось организовать двухнедельный тур Red Snapper по Украине. На двухэтажном автобусе группа разъезжала по украинским домам культуры, где и давала концерты. Помимо Киева и Львова, тур включал множество небольших городов, которые никогда не слышали такой музыки и не видели таких совместных танцев.

Я думаю, что Red Snapper была первой иностранной группой, добравшейся до некоторых из этих мест. Шоу были бесплатными (да, спонсором выступала Lucky Strike), и залы были переполнены. В то время как каждую ночь и до самого утра Рич Тэйр и Джейк Уильямс продолжали крутить пластинки, жизнь людей менялась.

Именно тогда и именно там я научилась никогда не недооценивать силу музыки, силу совместного танца. Древний племенной ритуал – глубокая человеческая связь.

Иногда я спрашиваю себя, было ли это на самом деле или мне это приснилось. Но есть доказательство подлинности этих событий – трек под названием Dnipro, вдохновленный легендарной рекой. Red Snapper записали его после того тура.

Я скучаю по Киеву. Я скучаю по танцам в толпе без ограничений по времени, без дистанции, вообще без забот.

В преддверии фестиваля Station Narva 2022 Александр Рачинский побеседовал с основателями группы Red Snapper Али Френдом и Ричардом Тэйром.

– Музыка переносит нас в особенные места, сквозь внутренние ландшафты, путешествуя по воспоминаниям, вводит нас в состояния недоступные иначе. Расскажите о той музыке, которая позволяла вам отправляться в подобные внутренние путешествия. Возможно, это что-то, что вы услышали в юности и пронесли с собой сквозь всю жизнь. Какие музыканты для вас важны?

Рич Тэйр: Говоря о музыке, которую я всегда слушаю, на ум сразу приходит Майлз Дэвис. Особенно учитывая все те разные стили, в которых он работал, его подход к звуку и ритму. Если посмотреть на вопрос шире, то огромное влияние на меня в музыкальном плане оказывают звуки ветра, дождя, пение птиц. Звуки природы.

Али Френд: Звуки молнии, шумы природы, да. Из музыкантов сильнейшим влиянием был Чарльз Мингус. Хотя, по правде говоря, джазом я увлекся, когда мне было уже за двадцать. Сперва я его не любил, он казался мне чем-то претенциозным, потому что я его не понимал. Но с тех пор как слушатель я всегда возвращаюсь к джазу и Мингусу в частности. Однако есть еще две группы, которые я регулярно слушаю. Во-первых, это The Smiths. И речь не идет о том, что они как-то повлияли на меня в музыкальном плане, скорее они сформировали меня как личность в период моей юности. Еще одно влияние, о котором я не так часто говорю, – Том Йорк и Radiohead. Когда мне хочется переслушать какой-нибудь старый альбом, чаще всего это одна из их ранних пластинок. В частности The Bends. И это немного странно для меня, я никогда не считал себя фанатом Radiohead – не поймите меня неправильно, это прекрасная группа, но это не та музыка, которая сформировала меня в музыкальном плане. Однако все чаще что-то тянет меня переслушать их записи из 90-х.

Рич Тэйр: Мы с Али выросли в похожей музыкальной среде, наши вкусы формировали пост-панк, нью-вейв, мы не могли избежать диско или даба, это то, что нас окружало. Потом появилось увлечение хип-хопом. И, возможно, потому что мы ритм-секция, играем на больших деревянных акустических инструментах, мы хорошо чувствуем друг друга, и наши музыкальные впечатления благодаря похожему бэкграунду позволяют нам понимать друг друга с полуслова.

– Вы как музыканты тоже создаете звуковые капсулы, отправляющие слушателя в мир фантазии, либо же наоборот позволяющие усиленно сфокусироваться на моменте, повышая осознанность. Каждый слышит по-своему, но, возможно, вы стремитесь к достижению определенного эффекта, когда играете свою музыку? Что является тем стимулом, который заставляет вас сочинять?

Рич Тэйр: Это прозвучит эгоистично, но когда я слышу звук, который мне нравится, то мне хочется его присвоить, вплести в нашу музыку, в надежде, что и на слушателя это звучание или музыкальная идея произведут впечатление. Впечатление отличное от моего, ведь восприятие музыки субъективно, но все же позволяющее испытать что-то особенное.

Али Френд: Мы предпочитаем работать интуитивно, не выстраивать формулы заранее. И когда я вдруг испытываю сильное чувство во время игры, то я держусь за него. Ник Кейв говорил, что музыкант на химическом уровне чувствует, когда происходит «тот самый» момент, в тебе будто что-то меняется на химическом уровне.

– Ваша музыка в основном инструментальная, но иногда вы все же приглашаете вокалистов, добавляя голос в качестве инструмента, вводя нарративный элемент. Каков ваш подход к вокалу, и как вы решаете, когда он нужен вашей музыке?

Рич Тэйр: Мы никогда не искали каких-то популярных людей, скорее, нам попадался кто-то близкий по духу, и органично становился частью музыки. В девяностых мы делали много ремиксов, и таким образом тоже поработали с различными голосами.

Али Френд: Мы не планируем изначально использовать голос, чтобы создать песню с вокалом, просто иногда это происходит. Кажется, лишь раз мы осознанно создавали песню – Image of You. И, да, у певицы (Alison David) прекрасный голос, но мне кажется эта композиция не отражает нас как музыкантов. Мы скорее используем голос как еще один инструмент, вплетенный в общую текстуру, не акцентируя на нем слишком много внимания.

– Большинство людей в наше время слушает музыку на стриминг-платформах, но в то же время среди меломанов все большим успехом пользуется винил. Новая музыка издается на виниле, который неизменно покупают. Каково ваше отношение к ситуации противопоставления цифровых и физических медиа? Как лично вы предпочитаете слушать музыку?

Рич Тэйр: Я нередко покупаю винил, так как мы с Али выступаем и как диджеи, мне нравится более мягкий звук, который он дает. Есть особый шарм в ритуальности переворачивания пластинки, но, по правде говоря, слушая музыку дома, куда проще просто включить плейлист, чем каждый раз вставать и идти менять пластинку. Винил прекрасно звучит, но реальность такова, что для большинства возня с винилом – это уже излишнее неудобство.

Али Френд: Мне кажется винил звучит лучше. Поначалу я избегал Spotify, но не могу отрицать, что создаваемые им плейлисты могут подарить немало открытий. У нас обоих сыновья, им слегка за двадцать и они покупают винил. Переслушали все, что мы знаем, и постоянно находят что-то новое. Не знаю, откуда они время берут.

Рич Тэйр: Мой сын недавно удивил меня. Сказал, что начал слушать фолк, что не очевидно для кого-то, кто до этого рос скорее среди звуков хип-хопа. Мне нравится Bandcamp. Там можно найти редкие записи, которые вы не найдете на стриминг-платформах, обнаружить инди-лейбл с великолепным каталогом.

– Живое выступление – это то, где музыканты по-настоящему находятся в своей стихии. Расскажите, предпочитаете ли вы работу в студии или концерты. И вспомните несколько самых запомнившихся вам живых выступлений. Где они прошли?

Али Френд: Когда отправляешься в тур, то не терпится закрыться в студии, и наоборот – засидевшись в студии, мечтаешь о живых выступлениях. Это разные процессы и оба доставляют много радости, всему свое время. Но острейшие впечатления мгновенного обмена энергией – это свойство живого выступления. Играя живьем мы меньше придерживаемся конвенций, позволяем себе не думать о времени.

Рич Тэйр: Говоря о конкретных выступлениях, на ум приходит наш недавний тур по Великобритании, он доставил много радости. Особенно первый концерт в Бристоле и последний в Лондоне, который мы записали, и, возможно, выпустим эту запись. Совершенно особенным был совместный концерт с Бьорк в девяностых в Израиле. Наш первый тур по Украине был поразительным. Также концерт в Нью-Йорке вместе с Mogwai. Это очень особенное воспоминание.

– С нетерпением жду ваше выступление на Station Narva. Возможно, вы хотели бы что-то передать тем, кто придет на ваш концерт в Нарве?

Рич Тэйр: Хочется сказать, что вас ждет кое-что особенное. Это новая программа с новыми музыкантами, которую мы пока играли только в Великобритании, и нам не терпится представить ее людям из других культур. Также надеюсь, все прекрасно проведут время, позволив себе отвлечься и хорошенько потанцевать. До встречи.

Red Snapper выступят на открытой сцене Station Narva, расположенной рядом с Нарвской арт-резиденцией (NART) по адресу Йоала, 18, в пятницу, 9 сентября, в 20:30.

Ознакомиться с программой фестиваля можно ЗДЕСЬ.

Ключевые слова
Наверх