«Сейчас уже неясно, есть ли у меня квартира в Украине»: одессит Борис Бурда дал интервью перед выступлением в странах Балтии

Виктория Соломончук
«Сейчас уже неясно, есть ли у меня квартира в Украине»: одессит Борис Бурда дал интервью перед выступлением в странах Балтии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Борис Бурда.
Борис Бурда. Фото: личный архив

Тринадцатого августа в Риге выступит украинский писатель и телеведущий Борис Бурда. Выступление пройдет в рамках мероприятия «Встреча с интересным человеком». Журналист портала Limon Виктория Соломончук поговорила с Борисом Оскаровичем о его жизни, хобби, увлечениях и, конечно же, об интеллектуальных играх, а также получила несколько ценных советов, с которыми делимся и с вами.

Сейчас Борис Бурда находится за рубежом. 24 февраля, на момент начала известных событий, он отдыхал в Анталии и сын срочно перевез его в Испанию.

– Давно ли вы были в Одессе?

– Что значит – был? Я там жил! И находился там за несколько дней до начала войны.

– Вы собираетесь к нам, в прохладные края. 13 августа вы будете выступать в Риге, а планируете ли посетить Эстонию?

– Это планирую не я. Когда кого-то заинтересует мое выступление в Эстонии, я с удовольствием приеду. Я бывал в Эстонии довольно-таки часто и впечатления от посещения Эстонии у меня всегда положительные.

– Какие у вас отношения с Балтийскими странами?

– Боже упаси! Никаких отношений с никакими странами! Только начни заводить со страной какие-то отношения, как она немедленно потребует от тебя вечную любовь и много всего в придачу. А отношение к ним у меня заведомо хорошее, потому что, когда ты куда-то приезжаешь, ты стараешься увидеть там только хорошее, а на плохое и не обращаешь внимания. Например, я не очень страдаю от эстонского климата, можно просто теплее одеваться.

– Когда вы последний раз были в Эстонии?

– Года три-четыре назад. Достаточно часто мои знакомые из Эстонии бывали у меня в Одессе. Совсем недавно, еще года не прошло, эстонский дипломат, мой хороший знакомый, приезжал в Одессу для обучения украинских сотрудников, и я с удовольствием провел его и его друзей по своему городу.

– Вас что-то связывает с Латвией? Я где-то читала, что и у вас есть недвижимость в Латвии, это так?

– Боже упаси, вы не просто ошибаетесь: возможна ли вообще такая ошибка случайно или намеренно? Давайте я лучше не буду думать в этом направлении. Естественно, у меня нет никакой недвижимости в Латвии, да и вообще где угодно, кроме Украины, а сейчас уже неясно, есть ли и там. А Латвия остается достаточно привлекательной для меня и без недвижимости.

Вот, например, здесь в Испании у меня живет мой друг – кулинарный блогер. Когда он приехал ко мне в Одессу, он сказал: знаешь, Боря, я по-прежнему считаю, что лучший рынок в мире - это барселонская Бокерия, но вот со вторым местом я, пожалуй, передумал. Теперь для меня это молочный вкус одесского привоза, а раньше был рыбный рынок в Риге, в одном из старых ангаров.

Кстати, к некоторым видам балтийской рыбной продукции у меня слабость, которую сейчас я даже не знаю как и удовлетворить. Впрочем, слабость не только у меня: мои рижские друзья знают, что я очень люблю миногу, и всегда, когда они приезжали в Одессу, привозили ее.

Как-то утром я завтракал, жена подала мне миногу, но на секундочку меня что-то отвлекло. Когда я вернулся, то обнаружил в тарелке только одну миногу, а маленькая, в два кулака, кошка, которую мы только что взяли, под столом  что-то активно жрет, и уже не видно что.

– В вашей картотеке более 800 блюд… Есть ли среди них национальные эстонские блюда?

– Вряд ли это можно назвать картотекой, но снятых кулинарных передач, да, около 800. Наверное, что-то есть и эстонского. Я помню, что снимать, я пожалуй, не снимал, но в своей кулинарной рубрике в одном из журналов я специально рассказывал о забавном и вкусном блюде из Эстонии, которое мне нравится – мульгикапсад: эдакая, с поправкой на местные особенности, вариация знаменитого бигоса, созданного в соседних, так называемых «лесных кухнях».

– Есть ли у вас блюдо, которое вы едите действительно с большим удовольствием.

– Таких блюд очень много. Я могу назвать вам одно и сразу предупредить, что есть и ряд других блюд, которые я ем с не меньшим удовольствием, подходит?

– Более чем!

– Пусть это будет, например, плов. Плов вообще блюдо замечательное, древнейшее. Например, я видел книгу рецептов, где 900 видов плова.

– Если выбирать десерт, то какой?

– Множество десертов! Я, откровенно говоря, равнодушен к сладкому. Десерт не является любимой частью моего обеда, тем не менее, некоторые сладкие вещи я очень люблю.

– Назовите ТОП-3 любимых лакомств.

– Я очень люблю тирамису, блюдо, появившееся у нас только в этом тысячелетии, оно имеет прекрасную легенду, не имеющую ничего общего с десертом. Сейчас в магазинах и ресторанах превосходный набор тирамису, из которого можно выбирать, привередничать, сравнивать. Это всегда интересно.

Еще могу выделить любимый десерт моего младшего сына – смузи. Он с пяти лет уже мог сделать себе яичницу, а к семи спокойно мог отрезать, отбить, приправить и поджарить кусок мяса, что и делал с большим удовольствием. Любовь к кулинарии он перенял от меня. Сейчас он часто выкладывает в Instagram снимки приготовленных им блюд, так что помимо программирования у него есть еще и такое дарование. 

Смузи похож на плов тем, что единого рецепта у смузи нет и быть не может. Огромное разнообразие. Если ты приготовил смузи и оно тебе не понравилось, ты можешь винить только самого себя – в следующий раз приготовь лучше.

А вообще сладким, особенно мучным, я не злоупотребляю, предпочитаю фруктовые десерты.

– Кто у вас готовит дома?

– Моя первая жена была и остается очень умным человеком, сейчас она доктор философии Иерусалимского университета, пишет очень хорошие статьи, стихи. Но когда мы поженились, она даже яичницу приготовить толком не умела – эдакая  полная кулинарная ущербность. Зато у нее было много других дарований.

Когда мы стали жить вместе, я ей сказал: "Белла, я совершенно не умею стирать и гладить, и я, конечно, мог бы научиться, но это займет много времени.  У нас скоро появится ребенок, там будет уйма стирки и глажки, поэтому, давай, ты не будешь заходить на кухню без моего разрешения. И все десять лет, пока мы с ней жили, я готовил три раза в день: себе, жене и сыну.

Моя вторая жена умела неплохо готовить рыбу и грибы - что еще ожидать от жительницы Архангельска? Остальное обычно старался готовить я. Видите, уже такой прогресс.

Третья жена готовит замечательно, и она очень ревнива: раздражается, когда я готовлю. Но мне приятно, что когда она хочет приготовить какое-то блюдо – подходит к компьютеру и берет распечатку моего рецепта. Мои рецепты просты, стабильны и надежны.

– Что в детстве маленькому Боре готовила мама?

– Мама – практически ничего. Мой отец был военным, мама была с ним. А меня оставляли в Одессе с бабушкой, которая меня вырастила и выкормила. Она очень хорошо знала традиционную южно-ашкеназийскую кухню. Она единственная из своих десяти братьев и сестер приехала из Ленинграда в Одессу, поэтому у меня в Санкт-Петербурге довольно много родственников.

Я помню, что любимым деликатесом моего детства были «Помидоры по-ленинградски». Что же это такое? Это обыкновенные помидоры, который режут на маленькие ломтики, на них кладут небольшой кусочек свежего лука, а тот, кто ест, солит и перчит так, как ему хочется. Я это блюдо просто обожал и долго не мог перейти на привычные всем салатики.

– Есть ли у вас семейные рецепты, которые передаются из рук в руки?

– Ой, я просто представляю отношение к этому рецепту. Если это такой ужас, что он только в твоей семье и вы его передаете из руки в руки, потому что никто больше не берет... Господи, какая это тогда гадость.

Рецепты должны быть такими, чтобы они мгновенно уходили из семьи. Есть, конечно, свой набор, просто он не должен быть скудным. У среднестатистической семьи очень скудный набор блюд: 7-8 супов, 10-15 основных блюд, и если есть десяток вариантов завтраков, то это хорошо. Всё. Когда-то я хотел расширить этот набор хотя бы до ста. Я даже написал книгу о ста блюдах, которые сделают вашу кухню полноценной. Книга вышла тиражом более ста тысяч экземпляров и разлетелась по всему миру. Например, набор моих супов не уложится и в двадцатку. У меня очень большой набор и холодных супов.

– Вы в ресторан ходите для того, чтобы найти для себя новые вкусы или просто утолить голод?

– Ни то, ни другое. Хождение по ресторанам есть действие, направленное на общение, то есть не просто есть, а с кем-то. Я достаточно хорошо питаюсь у себя дома.

– Вы каждый день готовите?

– Я готовлю далеко не каждый день, иначе жена рассердится и выгонит из дома, да еще и выдумает какую-нибудь нелепую историю, что я что-то положил не туда, и у нее от этого жутко болит голова, поднимается давление и портится настроение.

– Какое у вас самое яркое воспоминание из Одессы?

– Большие Одесские фестивали «Что? Где? Когда?». В Одессе интеллектуальный клуб быстро развился, но еще не было никакого движения «Что? Где? Когда?», а всё ограничивалось только самой телепередачей. В 1983 году я стал руководителем клуба интеллектуальных игр, но не по своей воле. Меня заставило мое комсомольское начальство с помощью шантажа и угроз.

Всё было примерно так: в Одессе впервые придумали «Объединение молодежных клубов», и вот это ОМК подобрало и мой клуб по интересам тоже. Кстати, очень хорошо, что так сделало, так как в те невеселые времена всегда какие-то бдительные товарищи постоянно подозревали меня, думая, что я хочу то ли устроить взрыв, то ли вывезти всех, кто туда ходит, в Израиль, а в этом сообществе меня защитили очень эффективно: мне сразу перестали мешать работать и я стал чувствовать себя спокойнее. В связи с этим я ощущал себя обязанным.

И вот когда меня вызвала руководительница и спросила, что я думаю о «Что? Где? Когда?», я честно ответил, что это одна из самых моих любимых передач. «Нам тоже очень нравится, - сказала руководительница, - мы хотим, чтобы и у нас был клуб «Что? Где? Когда?». «Отличная идея, - говорю я, - главное – найти хороших руководителей, как в джаз-клубе и киноклубе». На меня посмотрели, как на шкаф, и сказали, что я и буду руководителем. Я замахал руками, стал отговариваться, что и секунды свободной не имею, увлекаюсь авторской песней, в пятницу уезжаю на фестиваль, в понедельник утром только возвращаюсь, ребенок скоро забудет, как я выгляжу – это невозможно.

На меня посмотрели очень сурово, и сказали: «Как же это так, сейчас, в наше время, когда авторская песня признана явлением крайне нежелательным, когда всюду запрещают проводить фестивали с приглашением авторов из других городов, а мы разрешаем, только называем их встречей авторов городов-героев… Мы к вам очень хорошо относимся, а вы к нам так? Мы тоже можем передумать».

Надо сказать, что я очень сильно перепугался. Я сказал, что клуб должен быть большим, а «Что? Где? Когда?» – это соло ведущего и шести игроков. На что мне велели придумать что-нибудь.

Я вышел в очень плохом настроении и пошел домой пешком, а когда я хожу пешком я обычно думаю, и я придумал совершенно другой клуб. Он имел огромный успех, там не играли в «Что? Где? Когда?» вообще, там каждый раз выдумывали шесть новых игр. Теперь популярные телеигры повторяют те игры, которые мы придумали еще в 80-е.

Потом появилась программа «Что? Где? Когда?», и в первой экспериментальной игре, где играли более ста команд со всего Союза, мы разделили второе и четвертое места. И моргнуть не успели, как оказались на телевидении. А дальше уже пошло – это были единственные два года, 1990-й и 1991-й, когда отбирали по спортивным результатам, а не по тому, кто понравится телегруппе. Нас бы никто не взял, мы были команда возрастная и вообще очень диковинная.

– Сейчас в Эстонии возрождают интеллектуальные игры, много людей собираются в барах, чтобы поучаствовать во всевозможных викторинах, а, например, скоро на экраны выйдет игра «Ва-банк», что-то типа «Своей игры». Что бы вы могли посоветовать начинающим коллегам по цеху?

– Получать удовольствие. Одно скажу точно: не пытайтесь что-нибудь выучить, на игру люди приходят готовые. Они готовились к ней всю жизнь, если ты собрался вот сейчас прочесть все энциклопедии, то ничего не выйдет.

Играть, а не делать карьеру. Как сыграется – так сыграется. Тогда вы получите удовольствие и не будет перегорания, неоправданных надежд – не для этого игра. Игра для другого – для удовольствия. Получайте удовольствие.

– Как пережить боль поражения?

– Надо играть еще, и когда-нибудь выиграешь. Поражение в игре – это не жизненное поражение. Игра – модель жизни, тренировка. Она для того и создана, чтобы моделировать жизненные ситуации.

– Как натренировать интеллект, помимо чтения книг?

– Интеллект тренируется, как и все, решением подобных задач. Каждое решение вопроса – это шаблон, и надо нарабатывать эти шаблоны и свое поведение в стрессовой ситуации. Я в свое время говорил команде, которую тренировал: я не могу вас научить больше знать, это вы можете только сами, я не могу сделать, чтобы у вас чаще появлялись правильные версии, но я могу сделать так, чтобы из тех версий, которые появляются, вы меньшее число затоптали, упустили и не назвали в качестве ответа.

Очень важна атмосфера в команде. Команда играет в так называемом запредельном состоянии: человек может вытворить такое, чего и сам от себя не ожидал. Очень важно такое состояние поддерживать, поощрять друг друга за каждую удачную идею. Нужно хвалить за удачный ход, любить друг друга, облизывать и гладить, и не в коем случае не ругаться, не упрекать, не сообщать отрицательной информации. Это все на потом, но, когда это «потом» настанет, вы поймете, что это даже и не нужно.

– Что от вас ждать 13 августа в Риге?

– Никогда не знаю. Это, как свидание: что произойдет, то произойдет. Будет много игр, в которые все будут играть сами.

На мероприятиях, посвящённых интеллектуальным играм, нет зрителей. Те, кто приходят просто посмотреть, очень быстро сами начинают играть. Я переориентировал такие мероприятия на то, чтобы дать каждому поиграть. И получить от этого удовольствие.

Я уже не говорю о рассказах о каких-то интересных сторонах моей жизни, о той же кулинарной программе, которая выходила во многих странах.

Совет: учите правило сообщающихся сосудов.

Если вы общаетесь с теми, кто уровнем выше, – уровень начнет расти, а чтобы не падал уровень собеседника, тот также должен общаться с теми, кто уровнем выше. Где-то наверху есть люди, как солнечные батареи, которые заряжаются прямо от солнца и раздают тепло и энергию окружающим.

Что будет с твоим ребенком, зависит оттого, с людьми какого уровня он общается. Это касается и взрослых. Пусть он будет там, где он самый маленький, глупый и плохой, пусть у него будут задачи, которые ему решать трудно, и он для этого напрягается, причем так, чтобы он сам захотел это делать.

Общаться нужно с теми, у кого можно чему-то научиться, знания не стыдно даже выпрашивать – они пригодятся на всю жизнь.

Если быть первым в деревне, а не вторым в городе, то так ты первым в дереве и останешься.

Ключевые слова
Наверх