Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Оперная певица о гибели артиста в Большом театре: декорация не падала, а плавно опускалась

Большой театр ФОТО: Kirill Kudryavtsev

Маквала Касрашвили, проработавшая в главном музыкальном театре страны более 55 лет, была среди зрителей на опере «Садко» и стала свидетельницей гибели Евгения Кулеша, пишет Kp.ru.

Мы позвонили Маквале Филимоновне, чтобы узнать ее мнение о случившейся трагедии. Кроме того, что она выступала на легендарной сцене не один десяток лет, она долгое время руководила оперной труппы Большого театра. Сейчас является помощником главного дирижера-музыкального руководителя. Ей ли не знать, как устроены оперные спектакли, и что в роковой вечер 9 октября могло пойти не так и привело к трагедии.

- Я была вчера на спектакле «Садко». Сидела в ложе с членами жюри конкурса Галины Вишневской, - рассказала Маквала Касрашвили. - Трагедия случилась в самом начале спектакля. На сцене - хор и солисты, играл оркестр. В это время на заднем плане, как стена, плавно опускалась декорация. Вдруг артист, который пел одну из ведущих партий, пошел вглубь сцены, резко повернулся и обратился к дирижеру и в зал. Он стал что-то кричать, просил остановить спектакль. Многие зрители подумали, что так режиссером задумано. Но я поняла, что-то случилось. Объявили антракт. Потом сказали, что по техническим причинам спектакль отменяется. Но никто не мог подумать даже тогда, что на сцене случилась трагедия, хотя сразу же вызвали скорую помощь и полицию.

Меня возмущает, что сейчас пишут в Facebook и других соцсетях, мол, упала декорация на артиста, в результате чего он погиб. Это неправда. Ничего не падало. Не было никакого грохота. Я хорошо знаю этот спектакль. Все шло как обычно. Медленно опускалась декорация. Думаю, что сыграл роль человеческий фактор. Не хочу судить, кто виноват. Но, мне кажется, что это не вина рабочих сцены. Просто человек (погибший артист) оказался не там, где он должен был находиться в этот момент. Может быть, я не должна так говорить. Тем более, что артист погиб. Пускай об этом скажет следствие… Случилась ужасная трагедия и роковое стечение обстоятельств.

- Маквала Филимоновна, вы всю жизнь проработали в Большом театре – от солистки до руководителя оперной труппы. Что-то подобное раньше случалось?

- 55 лет я работаю в Большом театре. Пошел 56-й год… На моей памяти такого не случалось. Ужасно жалко погибшего артиста.

- Вы сказали, что хор и солисты стоял на сцене в момент трагедии. Может быть, они так громко пели, а еще играл оркестр, что погибший Евгений Кулеш не расслышал, что ему как будто бы крикнули: отойди, отойди! А он продолжал стоять под этой многотонной стеной, которая на него опускалась.

- Я не слышала, чтобы кто-то что-то кричал. Видела только, как ведущий солист побежал к дирижеру и замахал ему руками. Он кричал, чтобы музыканты прекратили играть, там что-то случилось. Но что именно? Может быть, декорация не так стала?

- Николай Цискаридзе сейчас говорит, что техника безопасности в Большом театре не на должном уровне…

- Неправда! Техника безопасности там на высочайшем уровне! Всё проверяют перед каждым спектаклем! Проводят инструктаж с артистами. Но в спектакле «Садко» нет никакой опасности. Знаете, бывает опасно, когда артистов поднимают над сценой наверх. У меня был случай, когда я упала в финале оперы «Орлеанская дева». Когда меня «жгли на костре», а снизу "полыхал" огонь и дым. Рабочий не успел вовремя закрепить один из четырех тросов, на котором меня поднимали. В результате, на высоте 5 метров перевернулась площадка, на которой я стояла. Я упала на сцену и сломала руку. Это был единственный такой случай за всю историю моей работы в Большом театре. Когда? Это был 1991 год.

Сейчас у нас работает прекрасная постановочная группа, очень ответственная. Работают профессионалы. Сейчас начнут всякое придумывать и приписывать того, чего нет, строить разные версии. Но, думаю, вины театра нет.

- Я читала в соцсетях, что было мало репетиций спектакля «Садко». Поэтому погибший артист Евгений Кулеш мог забыть мизансцену, не туда пойти, стать не там, где надо.

- Причем тут репетиции?! Накануне и за день до трагедии этот спектакль уже шел, его играли 7, 8 и 9 октября. Вчера был третий показ. На предыдущих двух ничего неожиданного не было. Спектакли прошли нормально. Я никого не хочу обвинять, все-таки человек погиб… Пусть следствие разберется. Вы представляете, какое это ЧП для Большого театра. На моей памяти, а я, как уже сказала работаю в этом театре 55 лет, не было случая, чтобы артист умирал на сцене Большого театра во время представления. Это трагедия для всего коллектива и для руководства театра.


Подписывайтесь на страницу портала Limon в Facebook!
НАВЕРХ
Back