Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

ФОТО И ВИДЕО ⟩ Трудно поверить, но этот брутальный таллиннец раньше был милой нарвской девочкой

Вот такой милой девочкой раньше был Филат Андреев ФОТО: личный архив

Филат Андреев раньше был Анастасией Андреевой. Но Настя никогда не чувствовала себя девочкой: она хотела быть мальчиком и данное ей от рождения тело ее не устраивало. Сейчас Филату 25 лет, уже полтора года он проходит гормональную терапию, чтобы его тело становилось все более мужским. Казалось бы, вот оно, счастье, но нет. Проблема с документами осталась: паспорт на имя Анастасии совсем не вяжется с обликом возмужавшего Филата. И этот факт сильно осложняет жизнь нашему герою.

Анастасия Андреева никогда не ощущала себя девочкой, и в этом теле она чувствовала себя некомфортно. Всегда носила короткие волосы, одевалась по-мальчишечьи. Словом, обычная история трансгендеров, которые не уживаются со своим телом, начинают искать выход, принимать гормоны и преображаться.

Как это: всегда ощущать дискомфорт, находясь в своем теле? Нам, обычным людям, не понять. Слова тут не действуют. «Это внутри тебя, мне же никто не рассказывал о трансгендерах, не объяснял, что есть такие люди, которым неуютно в своем теле. Я просто чувствовал, что мне плохо», - рассказывает Фил. Когда Настя пыталась поделиться сокровенным с близкими, в ответ слышала, мол, перебесишься, перерастешь, что за блажь. Но блажь не проходила.

Настя Андреева ФОТО: личный архив

Настя пыталась быть девочкой, чтобы не нарываться на конфликт, так как общество принимает строго фиксированные гендерные роли. Фил вспоминает, как мама иногда называла дочку «мальчик мой». Настю всегда тянуло к девочкам, на красивых парней и брутальных мужчин она смотрела лишь как на пример для подражания, но не как на объект сексуального желания.

К счастью, Настя нашла врачей, которые помогли ей, прошла консилиум, который подтвердил, что ей действительно неуютно в своем теле, и вот уже полтора года сидит на гормональной терапии. И это на всю жизнь. Фил делает один укол дважды в неделю. Процесс перестройки организма - или, как его называет Филат, переход - может длиться несколько лет. И завершается, когда человек делает операцию, убирая все свои первичные половые признаки - в данном случае грудь и вагину, чтобы обрести другие. Об этом завершающем этапе Фил думает, но знает, что это дорогостоящая процедура, и пока до нее еще очень далеко.

Несколько лет Настя играла в женской команде по футболу в Москве. ФОТО: личный архив

Наш собеседник отмечает, что после первого укола почувствовал себя окрыленным - начинался новый этап в жизни, когда он смог ощутить себя в своей тарелке. Но появились проблемы с работой.

Настя работала детским тренером по настольному теннису. В один прекрасный день ее голос начал грубеть, тело приобретать мужские черты, да и имя теперь у Насти было мужское. Как вас теперь называть, тренер? Подобные метаморфозы сложно было объяснить детям и их родителям, особенно в Нарве. «Я несколько лет жил в России, играл в футбольной школе Чертаново в женской команде. И скажу, что отношение там к трансгендерам и представителям ЛГБТ не слишком доброжелательное. Ментальность живущих в Нарве очень схожа с российской, и я уехал оттуда, - откровенничает Фил. - Знаете, что чаще всего спрашивали люди, узнав, что я девочка, которая чувствует себя мужчиной и становится им? Только про секс: как у меня это? Другие вопросы их не волновали».

Фил заправски жонглирует мячиком. ФОТО: Константин Седнев

Сейчас Фил, даже вспоминая свое прошлое, говорит о себе в мужском роде. Ему 25 лет. Он не может найти работу - содержат родители и бабушка, потому что по документам он еще Анастасия Андреева. И когда ему приходится отвечать по телефону на звонки от потенциального работодателя или от консультантов Кассы по безработице, явно не женский голос Насти вводит собеседника в ступор. Фил может выполнять любую мужскую работу без ограничений и никаких поблажек не хочет.

Филат Андреев. ФОТО: Константин Седнев

Другая причина - незнание эстонского языка. Фил признает, что ему было бы легче, если бы он владел государственным в совершенстве. Тема сексуальных меньшинств и трансгендеров в Эстонии не замалчивается, есть и специальные врачи, и психиатры, и даже бесплатные юристы, готовые защищать права людей, подобных Филу. И это тоже долгий процесс, когда приходится стучаться во многие двери, приоткрывать их и ждать того самого света в конце тоннеля.

Филат Андреев рассказывает порталу Limon.ee, с какими проблемами ему приходится сталкиваться из-за его переходного периода из девочки в мужчину.

НАВЕРХ
Back