Взгляд со стороны: как в Таллинне живется русскоязычным?
Ласнамяэская девятиэтажка. Фото: Shutterstock
Limon.ee
Взгляд со стороны: как в Таллинне живется русскоязычным?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments

Корреспондент российского портала «Аргументы и Факты» решила написать репортаж о жизни русскоязычных в Таллинне и проверить, правда ли, что с эстонцами лучше не разговаривать на русском. Среди россиян, как пишет журналистка, принято считать, что в странах Прибалтики не любят говорить на русском языке: в лучшем случае нарвешься на грубость, в худшем — на драку. Читайте статью и решайте, совсем ли вы согласны?

По словам Елены Трегубовой - корреспондента АиФ.ru, после развала Советского Союза власти трех республик период с 1940-х по 1990-е гг. иначе как оккупацией не называют, а например, Латвийские политики, уверены, что русский язык представляет угрозу национальной идентичности.

"С другой стороны, в Латвии, Литве и Эстонии значительная часть населения — русскоговорящие", - пишет Елена.

Читайте далее, статью Елены Трегубовой.

Далеко ли до Таллинна?

Пограничник в таллиннском аэропорту им. Леннарта Мери холодно приветствует на русском: «Здравствуйте», вяло пролистывает мой паспорт, ставит штамп и отпускает. Никаких вопросов из серии «Где вы остановитесь?», «Какова цель вашего визита?» или «Покажите обратный билет», какие частенько задают нашим путешественникам в странах Центральной или Западной Европы. 

Буквально через 10 минут после паспортного контроля забираю свой багаж — неожиданно быстро. Ни в одном аэропорту мира я не получала чемодан так оперативно, как в Таллинне. Эстонцы сразу развенчивают миф о неторопливости, как о национальной черте. 

Из аэропорта в город еду на автобусе. С 2013 года проезд в общественном транспорте Таллинна для местных жителей бесплатный — таким образом власти города решили увеличить число налогоплательщиков и уменьшить уровень пробок. Заторов на дорогах эстонской столицы действительно нет. А вот население города увеличилось на 16 тысяч человек (общее население Таллинна — 434,5 тысячи человек). Налоговые поступления тоже выросли — на 20 миллионов евро в год. 

Стоимость проезда в общественном транспорте для незарегистрированных в Таллинне эстонцев или туристов — 2 евро, если покупать билет у водителя, и 1 евро — если скачать приложение и приобрести билет онлайн. Выбираю второй вариант. В автобусе — подробная инструкция (на эстонском и на русском языках), как сканировать электронный билет. А еще социальная реклама и предупреждения о том, как важно держаться за поручень во время движения транспорта. Все продублировано на русском.

Вместе со мной из автобуса выходит пенсионерка, по-русски спрашиваю у нее, как мне дойти до гостиницы. Пожилая женщина объясняет: «Нужно перейти дорогу, а потом идти вдоль рынка». Раскланиваюсь с ней и в глубине души радуюсь: «Да тут все говорят на великом и могучем!». Но, оказалось, радоваться рано. В отеле известной французской сети на «Здравствуйте!» рецепционист, молодая девушка, демонстративно отвечает «Хэллоу». Позже сложилось впечатление, что в этой гостинице вообще разрешено разговаривать только на английском. Между собой горничные общаются по-русски, но с постояльцами здороваются на английском. А когда в моем номере сломалось отопление, пришел инженер, мужчина лет 50. Ему совершенно точно был бы удобнее русский язык, но объяснять ему, что случилось, пришлось на английском. 

Всегда шумная Ратушная плошадь сейчас выглядит пустынной.
Всегда шумная Ратушная плошадь сейчас выглядит пустынной. Фото: Rus.Postimees

Таллинн центральный

Первым делом прибывший в Таллинн турист отправляется на Ратушную площадь. Здесь старейшая аптека Европы с подвешенным под потолком крокодилом и средневековые рестораны, где вместо электричества используются свечи, и, собственно, сама Ратуша с водосливами в виде драконьих голов. А еще здесь рождественская ярмарка — самая долгая и прибыльная, как говорят местные продавцы. 

Как рассказала корреспонденту АиФ.ru продавщица украшений Анна, ярмарка открывается в середине ноября и работает до 7 января. Работать на ней выгоднее, чем в Латвии. «Мы приезжаем в Таллинн из Риги, на два месяца, снимаем квартиру и распродаем практически все украшения», — делится Анна. Стоит ли говорить, что цены на кольца, серьги и подвески намного приятнее, чем в Центральной Европе. 

Ярмарка на Ратушной площади
Ярмарка на Ратушной площади Фото: Shutterstock

С каждым продавцом я начинала разговор на русском. И каждый продавец отвечал мне на русском. 

Еще бы здесь не говорили на нашем языке. По данным местного Департамента статистики, больше всего в республику приезжает туристов из России, Финляндии и Латвии — более 70% всего турпотока. А для всех стран бывшего СССР русский — универсальный, «общий» язык. 

В 2018 году в Эстонии побывало 1,5 миллиона граждан России. И турпоток из РФ растет. Например, в мае прошлого года показатель увеличился на 41% (!), в то время как из Финляндии —  упал на 15%.

Если закрыть глаза и прислушаться к разговорам гуляющих по Старому городу Таллинна, может показаться, что находишься в Москве или Санкт-Петербурге — русская речь перебивает любую другую. В новогоднюю ночь со сцены на Ратушной площади поют классическую «Кабы не было зимы в городах и селах», а толпа шумно подпевает. Дед Мороз (или Йыулувана, если по-эстонски) давно перешел с английского на великий и могучий — аудитория больше.

Но вернемся на Ратушную площадь. Попробуем действовать по-другому, начинать разговор на английском. Иду в средневековый ресторан «Олде Ханса», где кормят медвежатиной, мясом лося и прочими блюдами по старинным рецептам. Официант в остроносых ботинках и костюме как будто из XV века спрашивает, из какого я города, честно отвечаю, что из Москвы. Юноша улыбнулся, поприветствовал на русском и принес меню. Разумеется, на русском.

Холм Тоомпеа
Холм Тоомпеа Фото: Shutterstock

Следующий пункт — Тоомпеа (когда-то Вышгородский замок), это возвышенная часть Старого города, откуда открываются панорамные виды на Таллинн. Напротив православного Александро-Невского собора мужчина в солнечных очках и в красной новогодней шапке исполняет шлягеры прошлого века. Гитарист с радостью принимает гонорар в рублях и передает привет Москве песней «Дорогая моя столица».

В местных сувенирных лавках и заведениях быстрого питания надписи продублированы на русском языке. Продавцы охотно общаются, показывают товар, спрашивают, какой сейчас курс рубля. Одна женщина признается, что мечтает о поездке в Москву — последний раз, в 2013 году, когда евро стоил 40 рублей, путешествие в российскую столицу влетело ей в копеечку. 

На ужин возвращаюсь в «нижний» Старый город, в вегетарианский ресторан — одно из лучших заведений Таллинна. Здесь персонал на русском не разговаривает, меню только на эстонском и английском, и сажают меня за невзрачный столик, хотя у окошка было свободное место. По словам официантки, оно забронировано — позже за столик действительно села молодая пара. Правда ли он был зарезервирован или мне отказали по неназванным причинам, сейчас сказать невозможно. Но совершенно точно можно сказать — блюда в этом ресторане отменные.

Район Каламая
Район Каламая Фото: Shutterstock

За Старым городом

Эксперимент был бы не полным, если бы ограничился одним только Старым городом, где весь бизнес ориентирован на туристов, в том числе из России. Поэтому я отправляюсь за Балтийский вокзал, в Каламая — это район двух-трех-четырехэтажных деревянных домиков, где в свое время жили рыбаки, а также писатель Сергей Довлатов. Здесь тихо и нет туристов, редкие прохожие выгуливают собак и/или детей. Говорят на эстонском. Спрашиваю у молодого отца, как пройти до дома Довлатова, он отвечает на английском: «Здесь недалеко, в соседнем квартале». 

После дома Довлатова захожу в местный супермаркет, здороваюсь с кассиром на русском, пожилая женщина вежливо отвечает и поздравляет с Новым годом. 

Дом, в котором жил Сергей Довлатов
Дом, в котором жил Сергей Довлатов Фото: скриншот с сайта aif.ru

В другом магазине иду на кассу к молодому человеку, он русского не знает, зато у него превосходный английский!

Знание русского языка в Эстонии зависит от возраста. Вот данные переписи населения от 2000 года: на русском 20 лет назад разговаривали 79,8% 35 – 49-летних эстонцев (сейчас им 55–69 лет); 74,2% — 20 – 34-летних (сейчас 40 – 64 лет); 66,5% — 50–64-летних (сейчас 70–84 лет); 34,6% — 10–19-летних (30–39 лет); 33,5% — 65-летних и старше (сейчас от 85 лет). Все эти цифры — без учета русского населения.

Четверть населения Эстонии — русские. В Таллинне, по данным опросов, русский язык является родным для 47% жителей. В республике есть русскоязычные школы и детские сады. Всего в Эстонии 92 школы, где обучение проводится на русском (для сравнения: эстонских 428). При этом изучение государственного языка обязательно в любом случае — каждый выпускник обязан сдать экзамен по эстонскому.

Но самое интересное, что Эстония — лидер по изучению русского языка в высших учебных заведениях. Как пишет издание Termometro Politico со ссылкой на профильные исследования, 66% студентов учат наш язык. 

Музей Маарьямяги
Музей Маарьямяги Фото: Shutterstock

По словам таксиста Вилли М., который везет меня в музей Маарьямяги (бывшая усадьба графа Орлова-Давыдова, здесь же снимали «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей»), без знания трех языков — эстонского, русского и английского — на работу в такси не устроишься. Местные бесплатно разъезжают по городу на общественном транспорте, такси пользуются не часто, основная часть заработка — от туристов. Вилли признается, что ему больше нравится говорить на русском, чем на английском. Он знает все российские новости и всех наших политиков. А еще Вилли ностальгирует по Советскому Союзу и неохотно вспоминает, как жилось в 1990-х. «Но мы выкарабкались, теперь все хорошо», — подчеркивает он. 

Кстати, на территорию музея Маарьямяги со всей Эстонии свезли памятники Ленина, Сталина и эстонских коммунистических деятелей. Как говорит Вилли, эстонцы свою историю не забывают.

Памятники Ленину и Сталину в музее Маарьямяги
Памятники Ленину и Сталину в музее Маарьямяги Фото: Shutterstock
Ключевые слова
Наверх