Откровения подруги Ефремова: «Миша несся на огромной скорости к этому страшному дню»

Михаил Ефремов

ФОТО: Valery Sharifulin/Valery Sharifulin/TASS

Сегодня ровно месяц с момента страшного ДТП, в которое угодил Михаил Ефремов. Близкая подруга актера, ресторатор Татьяна Беркович, переживает эту беду вместе с ним. Она рассказала «СтарХиту» о жизненных принципах Михаила, его проблемах и раскаянии.

Авария с участием Михаила Ефремова — пожалуй, самая обсуждаемая тема минувшего месяца. 8 июня, будучи в нетрезвом состоянии, он вылетел на встречную полосу и врезался в фургон. Спасти жизнь водителя Сергея Захарова врачам не удалось.

Только ленивый за этот месяц не бросил в актера камень, а его дело каждый день обрастает новыми подробностями, причем не всегда достоверными… Тем временем многочисленные «прохожие» из жизни Ефремова не перестают смаковать байки, подтверждающие алкоголизм Михаила и его распутный образ жизни.

Настоящие же товарищи в основном молчат и с ужасом переживают ситуацию. «СтарХит» встретился с близкой подругой актера — ресторатором Татьяной Беркович. Это она одной из первых прибыла на место ДТП и морально поддерживала его, пока была возможность.

- Мы дружим с 1996 года. Я тогда открыла ресторан «Семирамис», а так как располагался он у Щукинского училища, быстро сколотилась творческая молодежная компания. Все официанты у меня работали тоже будучи студентами Щуки. И вот общие друзья привели Мишу ко мне в ресторан. С тех пор прошло больше 25 лет.

— В каком он сейчас состоянии, спустя месяц?

- То, что сейчас с ним происходит, ужасно. Он человек творческой профессии, у него совершенно другая душевная организация. Тонкая, чувствительная. Для него эта внутренняя трагедия настолько сильна.... Плюс он растерян. Миша двое суток не мог даже толком говорить. А все тут же набросились, мол, не извиняется. Я не была в аварии, но неделю находилась в шоке. И я знаю его. Он корит себя и будет корить до конца своих дней. Какие бы обстоятельства ни были, есть вещи, которые не отмотать. Миша в очень тяжелом моральном состоянии. Здоровье немножко подлечили. И, знаете, удивилась, когда кто-то меня спросил: а абстинентного синдрома у Ефремова нет? Это когда резко перестаешь пить. Но Миша — не запойный алкоголик. Если ему надо завтра идти на работу, он в жизни никогда не станет пить. Алкоголик — это когда трясутся руки и надо похмелиться. У Миши этого никогда не было.

— При этом он сам не скрывает, что любит это дело.

- Да, мы можем «врезать» — селедочка, картошечка, водочка. Но, поверьте, бутылки никто не носит и не сдает. Люди имеют ошибочное представление о нем, как о пьянице. Да, Михаил любит выпить. Мы все любим выпить. Кто-то — бокал шампанского, кто-то — пиво. Наша страна вообще подвержена. Может, не больше, чем японцы — те вообще закладывают так, что мама не горюй. А мы же - по праздникам, когда беда, радость, разговор. Для русского человека выпивка — определенная составляющая часть характера. Если японцы предпочитают виски, в Южной Америке текилу, то мы — водку, это наш национальный напиток. Да, другой вопрос — сколько. Вот Миша, когда снимался в сериале про следователя Тихонова, видела своими глазами, несколько недель абсолютно не брал в рот спиртное. И каждый день ходил в бассейн, занимался, учил роль, готовился к съемкам. Если бы Ефремов был запойным, то его давно перестали бы звать в проекты. Миша же снимается с первого дубля, в отличие от многих актеров, которые пьют кровь режиссеру. Всегда четко выполняет то, что от него требуется.

— Недавно было сделано заявление, что Михаил — не оппозиция. Многие обвинили его в том, что «гражданин поэт», мол, переобувается в воздухе.

- Да, меня очень сильно беспокоит, что оппозиционное движение остро отреагировало на эти слова Миши. Он никогда не был оппозиционером, многие ошибочно приписывают ему это «звание». Ефремов — человек с определенными внутренними договоренностями по поводу чести, совести и достоинства. Да, конечно, у него есть мнение по всяким вопросам. Но взглядов-то политических у Миши особо нет. Он занимается политической сатирой, как вы знаете, во всем мире это принято. И вот оппозицию и политсатиру смешивать нельзя — это две абсолютно разные вещи. Максима Галкина тоже в таком случае можно назвать оппозиционером — он ведь критикует власть, еще и сам тексты пишет…

— Из чего сейчас состоит жизнь Ефремова примерно понятно. А что ее наполняло до беды?

- Труд. Многим кажется, что Миша — в белой рубашке и костюме на «Кинотавре» на дорожке. А после — в баре с рюмкой. Но этот самый «Кинотавр» и дорожка случаются лишь после того, как семь потов сходит. Куча встреч, надо выучить роль, понять драматургию, в 6 утра выехать на съемку. Где провести 12 часов. Порой в холодной воде, под снегом. А что такое просто просидеть на гриме два часа! Это страшно, я сама пыталась. Плюс всегда разный режиссер — один кричит, другой посылает, третий шепчет. Михаил каждый день сталкивается с таким количеством народа, что иной человек уже давно бы сошел с ума. Его жизнь всегда была расписана с утра до позднего вечера. Причем это называется — служить народу, люди немножко забывают. Никто не говорит о том, что он не заслуживает наказания, но существует ведь презумпция невиновности, и только суд может признать Мишу виновным именно в том преступлении, которое он совершил. А когда просят снисхождения – это не потому, что он великий, а потому что он – правда, трудяга. Не идет разговор, чтобы надо простить и отпустить. Но давайте примем во внимание все обстоятельства, нельзя преждевременно линчевать.

— А чье мнение профессиональное для него по жизни особенно важно?

- Галины Борисовны Волчек. Она дружила всю жизнь с Мишиными родителями, он вырос у нее в театре за кулисами, «Современник» — его родной дом. Я с Галиной Борисовной общалась так же, только еще раньше с ней познакомилась — в 80-е годы, мы ездили отдыхать на Кипр всем составом театра, дружили вплоть до ее смерти. Галина Борисовна всегда говорила, что Миша — гораздо талантливее, чем его отец. Наблюдала за ним с детства, видела, как он растет, становится мастером. Да, позволяла ему чуть-чуть больше, чем другим, потому что чувствовала за него ответственность.

— И вот ее смерть стала одним из звеньев цепи, которые привели Михаила Олеговича на Смоленскую площадь…

- Год назад у Миши умерла мама. У них были очень тесные взаимоотношения. Помимо того, что это любимый сын, любимая мама, существовал совершенно потрясающий творческий союз. Это как мои дети работают в моих же ресторанах. Что нас сближает еще сильнее. Для него потеря мамы — невероятная трагедия. Как бежать на большой скорости и врезаться в стену. Он настолько был растерян, раздавлен и в ужасе. Проходит полгода. И его вторая мама умирает — Галина Борисовна. С которой они всю жизнь в одной связке, с утра до ночи. Дальше в театре «Современник» с господином Рыжаковым (новый худрук — прим. ред.), насколько я знаю, не сложились отношения. Мне Миша звонил и говорил, что он в жутком состоянии. Для него все происходило так: одну маму потерял, вторую, да еще и из дома выгоняют. Для него это был удар. Дальше хуже — пандемия. Вы знаете, что самое страшное для людей такой профессии. Для Ефремова случилась катастрофа. Ты сидишь два месяца в квартире и ничего не можешь сделать — нет работы. А актер жив чем? Он жив любовью зрителя, это его основная подпитка. Но вот, представьте, хотя нельзя так делать, что в аварии погиб бы не Захаров, а Михаил. Во-первых, не было бы такого шума и грязи, во-вторых, люди бы его канонизировали, осознали бы сразу весь масштаб личности. А сегодня — он для всех пьяное мурло.

— Вы пытались ему помочь как-то, вытянуть из депрессии?

- Последнее дело сейчас — искать крайних. У меня тоже все это совпало с открытием нового ресторана. В начале июня я достраивала то, что пандемия остановила. Да, слышала по голосу, что у него проблемы, тяжело. Но, во-первых, никогда не думала, что он в таком состоянии способен сесть за руль. Ну напьется, ну упадет где-то. Он, если выпивал в другом месте, вызывал всегда такси. Много-много лет. Все штрафы в основном за парковку. Нет ни одного за пьяное вождение. Мы говорили по телефону, там есть еще ряд обстоятельств. Но на помощь надо идти тогда, когда вас зовут.

— Как вообще получилось, что он сел в машину в пьяном виде? Какой он водитель?

- Он никогда себе такого не позволял. Объясню. Миша несколько лет назад купил квартиру в Плотниковом переулке. И там, в конце улицы, есть бар, в котором он был в день аварии. На протяжении всех последних лет, приезжая с работы, Ефремов ставил машину на парковку и шел домой или в этот бар. Там встречался с друзьями, смотрел футбол, проводил время... Выпивал или не выпивал — это частное дело каждого. Да, бывает, он любит эпатаж. И может изобразить такого пьяного, как делает в кино, что ни у кого сомнений не возникнет. Людям и кажется: Ефремов все время «в образе». Да если б это было так, у него не было бы шестерых детей, пяти жен и работы по самое не балуй. Я не выступаю сейчас защитником, у него есть адвокат в рамках уголовного дела. Но как подруга, которая знает Мишу, знает всех его жен, детей… Мы настолько единомышленники и понимаем друг друга, что это совершенно особого рода отношения. Которые даются не всегда и не всем. Если по жизни вы встречаете такого человека, это большой подарок судьбы.

— Вы одной из первых оказались на месте ДТП.

- Я до сих пор до конца не понимаю, что произошло. Увидела Мишу в полицейской машине, он сидел на заднем сиденье. Подошла и спросила у него: «Ты как?» И увидела у него такой ужас на лице. Это был человек, который только что получил дубиной по голове. Пощупала его. Он спросил, что с парнем из другой машины. И попросил меня поехать к нему в больницу. Всю ночь я пробыла в СКЛИФе. Первым приехал начальник Сергея Захарова. Я спросила: а где родственники? На что он сказал, что позвонил его жене, та сказала, что с ним давно не живет — и это, мол, не ее проблемы. Через 40 минут приехала Ира, плакала. Накапали валокордин, она зашла к врачу, тот что-то ей объяснял. Доктор сказал, что человек находится под наблюдением, делать тут нечего. Отвезла Иру домой, она вызвала свою подругу Лору. Я ее дождалась на улице, мы обменялись телефонами. Передала ей две таблетки успокоительного для Иры. Говорю: если ей будет плохо — вызывайте скорую, а если просто рыдает — дайте четвертинку или половинку. И, если что-то нужно, — пожалуйста, сразу звоните. Мы не думали, что Сергей умрет. И врач так себя вела — сказала, что тяжело травмирован, но не при смерти... Утром мне позвонили, сообщили, мол, не спасли, — и пошло, поехало.

— С кем-то из семьи Захарова вы после общались?

- Как это возможно, если на следующий день после трагедии они уже сидели на шоу. Мне что, надо было позвонить Саше Добровинскому, которого я знаю миллион лет, и у него узнавать, зачем?! Люди, еще не похоронив человека, были в студии шоу. Как вы так горюете?! Да, Ира, которая прожила 20 лет с Сергеем, может говорить о том, какой он был. Жаль, в России отсутствует институт гражданского брака. На западе он сильно развит и в любом судебном разбирательстве принимается во внимание. Мальчики-сыновья очень хорошие. Но жена брата ведет себя крайне неприлично. И я не понимаю, какая у всего этого цель?

— То есть Александр Добровинский, близкий вашей семье, теперь по другую сторону баррикад. Ему правда предлагали представлять интересы Ефремова?

- Он избрал себя каким-то контрольно-надзирательным органом — сам на программе заявил, что должен проследить за этим делом. То есть поставил себя как бы между Фемидой и всем остальным. Как мне к нему относиться?! Он женился на моей подруге, знаю про Сашу все, кто этот человек. Не верю в то, что ему предлагали стать адвокатом Миши, но Добровинский утверждает обратное. Можно идти по улице, к вам подойдет человек и спросит: «А вы готовы защищать Мишу?» Он сказал, что у него есть бумага, которая подписана с неким человеком Х, который к нему обратился с просьбой. Мол, документальное свидетельство. Я могу со своей стороны заверить: ни Миша, ни жена Софья, ни я к нему не обращались. Подозреваю, что это его собственная тактика. Но не понимаю, зачем Саше это нужно? Но сие — его личное дело. Как вообще можно было сказать, что он может выиграть дело в суде, даже не изучив материалы?! И смешно, и глупо.

— Писали, что адвоката Эльмана Пашаева Михаилу наняли вы. Не считаете, что он слишком провокационно строит его защиту, многие возмущаются.

- Нет, я никого ему не советовала. Это Мишины адвокаты, он при мне сказал, что хочет именно этих. Все тут прозрачно и просто. Я сама в юриспруденции не шарю. Миша ездил на допросы, проходил опрос свидетелей, снимались показания. Следствие, чтобы выйти в суд, должно принять во внимание все моменты. Если Пашаев делает какие-то заявления – я принимаю их во внимание. Что-то мне понятно, что-то нет. Пашаев — адвокат, он его защищает. Что думает Миша и что говорит Миша — я не знаю, нам нельзя общаться. Слушаю только то, что транслирует в СМИ Эльман. И, судя по тому, что он говорит, очень много изменений в процессе. То, что нам с первого взгляда показалось одной картинкой, при изучении обстоятельств изменилось. Считаю не этичным, когда кто-то позволяет себе замечания, мол, Пашаев плохо говорит по-русски, или невнятно. Переспросите! Человек либо передразнивает, либо расшифровывает. Передразнивать — легко. Будет суд, будет судья, никто никого не будет отмазывать.

— Многие пытаются опередить события и вбрасывают материалы дела в Интернет.

- Вот господин Соловьев на днях выложил в открытый доступ экспертизу. Как такое возможно?! В Америке, например, тут же прекратили бы уголовное дело по одной простой причине — эта улика скомпрометирована. А если хоть одна улика скомпрометирована, суд не может объективно вынести приговор. Я честно пыталась залезть в уголовный кодекс — но ответ не нашла. Прежде чем говорить «убийца», ребят, задумайтесь, вы чего? Человек имеет право на то, чтобы его судили по закону. Ведь русский народ очень милосердный. Но милосердие — это не простить все. Это когда нужно взвесить обстоятельства, проявить чуть-чуть терпения.

— Как думаете, почему родственники так категорично отвергли денежную помощь?

- Не знаю. Есть мальчик, который потерял отца и стоит в начале жизненного пути. Разыгралась страшнейшая драма. А господин Добровинский с особой степенью цинизма вносит разлад между этим парнем, другими родственниками и Михаилом. Который, отсидев срок тюрьме, исполнив все наказание, какое будет избрано, мог бы стать ангелом-хранителем этому мальчику, помогать. Ему 20 с небольшим лет. Миша заботился бы о нем до конца своих дней. Я-то знаю, он бы точно не забыл и не плюнул. И парень прожил бы совершенно другую жизнь. Говорю сейчас не только о материальном аспекте. Но и душевном. Да, Миша оступился. Я на это смотрю как на роковое стечение обстоятельств. Он несся на огромной скорости — весь последний год. Но не к успеху, а к этому страшному дню. Его несло, несло... И он оказался в данной точке.

НАВЕРХ