Мать выгнанной с «Дома-2» таллиннки Безбородовой дала шокирующее интервью

Limon.ee
Copy
Милена Безбородова
Милена Безбородова Фото: Instagram Милены Безбородовой

Женщина раскрыла всю правду. В разговоре с Dom2Life.ru мать Милены Безбородовой, Екатерина, объяснила, о каком четвертом ребенке говорит ее дочь.

Милена Безбородова никак не может наладить общение с матерью. Недавно девушка узнала, что у нее есть еще одна родная сестра. Она не смогла смириться с тем, что мать утаила это от нее. Экс-участница «Дома-2» заявила о намерении наладить контакт с девочкой, когда та станет старше, пишет Zen.Yandex.ru

Светские журналисты пообщался с матерью Милены, Екатериной. Женщина откровенно рассказала о четвертом ребенке. Также она объяснила, как на самом деле ее дети оказались в приюте и сообщила, что продолжает общаться с Лешей Безусом, несмотря на его расставание с Безбородовой. 

О четвертом ребенке

Только что переписывалась с Миленой, она говорит о каких-то достоверных фактах из первоисточника. Мне это всё так надоело. Я понимаю, она несет этот бред в силу своей молодости и глупости. Я взрослый человек, мне почти 40 лет. Зачем она меня впутывает в эту свою грязь? Тем самым пытаясь вернуться на проект или вернуть Лешу. Мне это абсолютно не надо.

Это и по поводу четвертого ребенка, и по поводу абсолютно всего. Что бедненькая, ее сдали в детдом и так далее. Начнем с того, что эту (третью) малышку я рожала как суррогатная мать. Она должна была идти в другую семью. Некоторое время эта семья жила в Эстонии, потом они уехали отсюда. Я не имею права интересоваться Юлей (так зовут суррогатную дочь Екатерины — Прим.ред.), но, когда я знакомилась с этими людьми, они мне показались очень хорошими. Они уже в возрасте были, не какие-то там молодые. Я хочу думать, что у нее всё хорошо. Нет повода считать, что с ней как-то плохо обращаются. И вот эти заявление Милены, что она хотела бы пообщаться с Юлей — это бред полный. Она никак не сможет с ней выйти на связь, потому что это конфиденциальная информация. Мы даже с ними подписывали бумаги у нотариуса в разных кабинетах. Я их видела только, когда он приезжали в роддом, и то мельком, когда они смотрели ребенка.

Милена (слева) с мамой, сестрой и братом
Милена (слева) с мамой, сестрой и братом Фото: Zen.Yandex.ru

Мне пишут подписчики Милены: «А вы знаете, что она обещала брата забрать еще два года назад? И тут она пишет о какой-то сестренке». Ребенок не мой! Я его вынашивала для другой семьи. Это изначально было.

Да, был единственный нотариальный договор, что я даю ребенку имя Юля. Естественно, у нее фамилия людей, которые ее удочеряли. Делалось всё через социальный отдел. Я ходила туда во вторник, попросила прислать мне копию нотариального договора. Надо делать запрос, может быть, это немного займет время из-за карантина. Очень многие конторы работают удаленно, не знаю, сколько времени пройдет, когда они обратно пришлют эту бумагу. Суть в том, что бумага эта есть, и она скоро будет.

О попадании в дом матери и ребенка

Я и трое моих детей — Милена, Алина и Алекс — жили в доме матери и ребенка на основании договора. На тот момент я была беременна Юлей. Как мы вообще изначально там оказались? Мы жили в городе Палдиски. У меня сначала умерла моя мама, то есть бабушка Милены. Через три месяца после этого покончил жизнь самоубийством отец Алекса. На этом фоне у меня был нервный срыв. Я осталась одна с тремя детьми в съемной квартире. Всё, чего я смогла добиться от таллиннского собеса — это что нас просто поселили в дом матери и ребенка. И вот оттуда всё и началось: как я пошла рожать суррогатного ребенка, они сами со мной расторгли договор без каких-либо нарушений условий. Потому что, когда подписываешь бумаги, там есть подпункты, по которым они могут прекратить действие соглашения. 

Милена с сестрой Алиной и братом Алексом
Милена с сестрой Алиной и братом Алексом Фото: Zen.Yandex.ru

О расторжении договора с домом матери и ребенка

Я уехала рожать, а детей временно взяли в приют в Таллинне на тот срок, пока я была в роддоме. Когда я вернулась в Неми, мне дали бумагу, что со мной расторгнут договор. На основании того, что мне негде жить (то есть последнее место жительства было домом матери и ребенка), мне детей не отдали. Сказали, до тех пор, пока у вас не будет жилья, которое соответствовало бы нормам для детей. Так как дети разнополые (две девочки и мальчик), квартира должна быть, как минимум, трехкомнатная. Девочки в одной комнате, мальчик — в другой, а я — в третьей. И вот по сей день мы ждем эту квартиру. Милена уже совершеннолетняя, Алине 16 лет, Алексу 14. До сих пор мы ее ждем.

Расторг договор непосредственно заведующий домом матери и ребенка. Объясняю ситуацию: допустим, мне ехать рожать завтра по сроку. Сегодня вечером я собираю вещи Милены, Алины и Алекса, и мы едем во временный приют. Я приезжаю обратно в дом матери и ребенка, ночую там, утром еду в роддом. На следующий день после родов мы едем к нотариусу, подписываем все бумаги. После роддома я возвращаюсь обратно в дом матери и ребенка, и мне говорят, что между нами расторгнут договор. Якобы я жить там не могу, потому что мои дети находятся в приюте. А в приюте они находятся, потому что я их отдала, так как имея кучу родственников, ни один из них не мог побыть с моими детьми хотя бы три дня. Никто не предложил, хотя и бабушка была жива, которую Милена превозносит.

Милена отказалась от квартиры после детского дома
Милена отказалась от квартиры после детского дома Фото: Zen.Yandex.ru

Позже Милена еще отказалась от квартиры. Ей предоставлялась жилплощадь, потому что она была выходцем из детского дома. Она сказала: «Мне нафиг этот бомжатник не нужен». Это точные слова, которые передала мне работник соцотдела. 

Об алиментах на детей

Мне сейчас пришли документы из суда. Задним числом назначены алименты (я же не лишена материнских прав) на Милену, Алину и Алекса: по 195 евро в месяц на каждого. И теперь у меня вычитают из моей зарплаты минимум, который я могу сейчас платить. На Милену пени не капают, там приостановлено дело. Но государство всё равно от меня требует. Так как дети воспитывались за счет государства, то есть кормились, поились и так далее. Я сейчас за это еще должна выплачивать деньги. Я не против всего этого. С Алиной и Алексом у нас нормальные отношения, мы общаемся. Надо лэптоп — на тебе лэптоп, надо сейчас домашнее обучение — пожалуйста. 

Правда, я хотела подавать в суд, потому что такую сумму на каждого ребенка платить нереально. А соцотдел сказал, что если я подаю в суд, то те субсидии, которые выплачиваются после выхода из детского дома, автоматически аннулируются. Я так и так детям помогаю, не считая Милены. 

Милена с братом Алексом
Милена с братом Алексом Фото: Zen.Yandex.ru

Об уходе Милены с проекта

Про уход Милены с проекта я узнала от свекрови, которая позвонила и сказала мне об этом. Она уже давно наблюдает за Миленой. Мы с последним мужем вместе 12 лет, и свекровь очень переживает, хоть у нее есть и внучка родная. И когда Милена ушла, она говорит: «Господи, куда она теперь пойдет жить? Что к чему? Зачем она отказалась от квартиры, которая была дана ей как выходцу из детского дома». 

У нее просто могла бы стоять эта квартира, я даже была согласна платить коммунальные платежи. Какие бы они там были? Минимум. 50 евро, может, и не было бы. А квартира бы стояла. У человека нет-нет, а своя крыша над головой была бы. Она могла бы туда приехать. А сейчас, куда она приедет в Эстонию? За такое поведение никто из родственников ее к себе не пустит. Также и детский дом, в котором она была, ее вещи там неизвестно где. И когда она туда приезжала, она фыркала. С ней невозможно общаться даже сотрудникам приюта. Она грубит, хамит и прочее. Во вторник мы разговаривали с социальным работником, которая курирует моих детей, и она говорит: если Алина и Алекс — это вообще просто ангельские дети, то Милена — это всё. Она может, извиняюсь за выражение, послать на три буквы взрослого человека, который годится ей в бабушки. Ну это вообще. Она такая не была никогда, не знаю, откуда это всё у нее повылазило. Но мне это совершенно не нравится. И как она себе вела с Лешей… Я еще удивляюсь вообще, как он так долго ее терпел. 

О конфликте Милены и Алины

То, как она с Алиной поступила, мне тут недавно рассказали — это очень некрасиво. Я так поняла, что Алине, вроде, предлагали оставаться на проекте. А Милена сказала, что не будет еще содержать Алину, типа, вот посмотри, как я живу. И отсюда давай-ка сваливай. Мне об этом рассказала свекровь, потому что я давным-давно не смотрю эти все передачи. Я устала свои нервы портить. И Алина мне этого, к сожалению, не говорила. Она рассказала об этом только вчера вечером. Я этого не видела, и свекровь мне показала видео, как всё происходило. Я была в шоке, как Милена отнеслась к Алине. Зачем она вообще звала Алину на этот день рождения? Чтоб поиздеваться над ребенком, над её чувствами? Она и так девочка очень ранимая, в отличие от Милены, которая идёт по головам. Да, с одной стороны, это хорошо, она очень многого добьётся в своей жизни. Но Алина — очень ранимый ребенок. Оказывается, после этого она очень долго ходила к психологу. Так тоже нельзя относиться к своей сестре. 

Милена не оставила сестру Алину на «Доме−2»
Милена не оставила сестру Алину на «Доме−2» Фото: Zen.Yandex.ru

О ссоре с Миленой

Всё, что говорит мне Милена — это абсолютная неправда. Мне звонят и крестная, и отец. Вот неужели она не понимает, что эта грязь, которую она льет — это всё делает больно ее родным людям? Может, она не считает нас родственниками? Мы Миленой практически не общаемся. Только когда она выливает грязь на меня, когда мне звонят родственники, говорят: «Кать, что это такое?» Как бы то ни было, я ведь отдала детей не от хорошей жизни, не потому что хотела погулять…

И то, что Милена пишет, якобы они были в детдоме, когда я была беременная — это ерунда. И про эти праздники Хэллоуин, как она ходила, песенки пела, конфеты собирала, потому что ей было нечего есть — полный бред. Тогда работала и я, и моя мама, и жили они получше других детей. Так что, строит она из себя бедную овечку, вот и всё.

И сегодня она мне еще огрызается. Я ей пишу, что она не права, я всё могу понять, может, в молодости такая же была, я уже особо не помню. Но я не вела себя так по отношению к родственникам. У нас с мамой были свои проблемы. Но такого не было, как у нас сейчас. Я не понимаю, что творится с этим поколением, которое просто плюет. 

Я не говорю, что мне нужно целовать руки, что я какая-то идеальная, но хотя бы быть благодарной. Сколько я могла, столько я ее и растила. Она ни в чем не знала нужды. А потом мне просто не давали квартиру и даже не было денег, на что снять. Если снимать квартиру — это надо идти работать, чтобы идти работать, надо где-то приютиться. Я жила четыре с лишним года на улице. И всем было н*срать! Да, была моя бабушка, прабабушка Милены. И то, что она давала моим детям деньги, так это, извините, были средства с продажи моей дачи и так далее. Это было просто мое наследство — то, что давалось моим детям, пока они были в приюте. И то, что они втроем были в одном детском доме — добилась этого я, чтобы они были в приюте семейного типа. Чтоб их не раскидало по всей Эстонии. Я не жду благодарности. Я вижу, как относится ко мне Алекс, Алина… А Милена просто плюнула мне в душу, растерла ногой и пошла. Так не делается! Я могу всё понять, но перевирать… ей же бумерангом всё вернется. 

Мама Милены продолжает общаться с Безусом
Мама Милены продолжает общаться с Безусом Фото: Zen.Yandex.ru

Я в шоке от поведения Милены. Вот, вроде, последние моменты, последних месяцев четыре-пять она была нормальной, остепенилась, перестала огрызаться, матом ругаться… Поэтому я не понимаю, что с ней произошло, почему она так себя повела. Я не знаю, насколько это правда, как там показывают, что на ровном месте вскочила и пошла: «Леша, ты идешь со мной?» Я Лешу прекрасно понимаю, мы также с ним общаемся по мессенджеру. Я понимаю парня: он устал. Устал от нее. Ему надо девушку более взрослую.

Об общении с Безусом

Мы с Лешей не то, что каждый день, но переписываемся. Я же переживаю, как она там. Как бы она гадости на меня ни лила… Некоторое время назад я с ней не общалась, и когда начался карантин, я написала Леше: «Держи меня, пожалуйста, в курсе». Я очень начала переживать, что она ушла с проекта, где она живет, как она. Я писала, она не отвечала. И поэтому я написала Леше. Говорю, Леш, как бы у вас ни сложились там отношения, держи меня, пожалуйста, в курсе. И ему низкий поклон, что он ответил и пишет, что всё хорошо, не переживайте, что как бы Милена выделывается, но это не страшно. Так что я ему очень благодарна за Милену, он повел себя как истинный джентльмен.

Я понимаю, что, может, она таким образом хочет вернуться на проект или еще что-то. Но я не понимаю, как она таким образом хочет вернуть Лешу. Так она его точно не вернет. Наоборот, она отталкивает его. Насколько я знаю со слов Леши, что, даже если он уйдет с проекта, он уйдет не к Милене, а уедет в Сочи и будет растить дочку Мию. Конечно, не с этой женщиной, но и с Миленой точно не будет жить.

Когда они приезжали ко мне в Эстонию, я предложила Милене поехать на могилку к бабушке, которую она очень любит, как она говорит. Но она сказала, что не пойдет, якобы им вообще некогда. Но мне кажется, даже если она будет жить в Эстонии, она и не собирается ехать на могилку.

Ответ Милены на скандальное интервью матери: Экс-участница «Дома-2» Милена Безбородова из Таллинна: «Моя мать — наркоманка!»

Наверх