Эстонка Анна Пармас, снявшая самую популярную комедию в России «Давай разведемся!», призналась, что она - жуткий вампир!

Анна Пармас

ФОТО: личный архив

Создательница телешоу «Осторожно, модерн!», соавтор Авдотьи Смирновой в нескольких фильмах (в том числе и «Кококо») и режиссер многих клипов убойной группы «Ленинград» эстонка Анна Пармас сняла фильм «Давай разведемся!», о котором сейчас пишут все российские СМИ и обсуждают в каждой семье. Анну называют женщиной, которая смешит. Мы поговорили с самой известной в России эстонкой о том, как она снимает клипы для Сергея Шнурова, как важно уметь смешить, о женской доле и о том, стоит ли доверять небесам. 

Анна говорит, что несмотря на эстонские корни переехала в Эстонию не так давно. Ее отец родился в 1937 году в Таллинне в семье констебля и учительницы эстонского языка, в 40-м году деда Анны арестовали, а бабушку с пятью детьми отправили в Сибирь. «Там отец вырос, учился в Томске, познакомился с мамой, некоторое время они жили в Эстонии, но потом папа поступил в аспирантуру в Ленинграде, где они с мамой и остались, - рассказывает Анна Пармас. – Старшая сестра выросла в Эстонии, я в Ленинграде».

- Кем ощущаете себя по ментальности?

- По ментальности смешно: здесь я русская, а в России эстонка. Срабатывают непонятные мне механизмы. В России я нахожусь ровно на тех социально-политических позициях, как и любой эстонец. Когда я в Таллинне, то вдруг откуда ни возьмись просыпается русский патриотизм. Не могу найти что-то среднее.

- Почему вы решились на переезд в Таллинне?

- Мы очень часто с семьей ездили сюда отдыхать, практически каждый Новый год отмечали в Таллинне. Мы очень любим этот город и все время думали: хорошо бы здесь жить! В какой-то момент я поняла, что мы уже четыре года говорим, что хорошо бы здесь жить: так давайте возьмем и переедем! Поскольку мы с мужем оба авантюристы, то в один прекрасный день сдали свою квартиру в Питере, сняли здесь, устроили детей в еврейскую гимназию и три года живем. Дети вошли в местную жизнь, как нож в масло. Они говорят на русском – на нем, конечно, и думают, старшие  успешно за год выучили эстонский, в чем помогла спортивная секция – они плаванием занимаются. Младшей дочери было шесть лет, когда мы переехали, она изучает эстонский и иврит весьма успешно.

Анна Пармас на съемках

ФОТО: личный архив

Я провожу четыре дня в Москве, три в Таллинне. Здесь у меня нет постоянной работы, я не представляю, как мне это организовать. Есть минимальные дружеские подработки, но это не та работа, на которую можно было бы жить. Поэтому мотаюсь в Москву.

- Как рождаются ваши клипы для группы «Ленинград», для отвязного Сергея Шнурова? Каждый клип – это маленький художественный фильм.

- Внешне кажется, что Шнуров такой. Это абсолютно четко продуманное его артистическое амплуа. Он человек умный, очень спокойный, мудрый и рассудительный, отчетливо понимающий, чего он хочет. Вспышки оставляет для сцены. Питер - город маленький, мы все всех знаем, и, как обычно в русской традиции, доверяем друзьям больше. Ему понравились мои хулиганства на тему его песен. Так и вышло взаимовыгодное сотрудничество.

Как рождаются? Слушаешь песню и уже рисуются какие-то образы. Потом встречаемся с Сережей, я ему рассказываю свою идею, он говорит, мол, да, давай разрабатывай дальше, пиши. Написать рассказ не сложно. По образованию я инженер-электротехник, но по специальности не работала. Наверное, опыт работы на телевидении и сценарный в кино дал такое количество вариантов, которое переросло в клипы для Шнурова.

Если снимать клипы «Группировки Ленинград», не нужно в точности иллюстрировать то, что там поется и доносить мысли, которые там есть. Надо смотреть тоньше и глубже и лишь намекать на то, что есть в песне. Иначе можно переборщить.

- Когда смотрите свои клипы, думаете, что вот эту сцену можно было бы снять по-другому?

- Конечно, вижу недостатки. Как каждый человек, который видит свои работы спустя время. Если ты смотришь на свою работу и считаешь, что это блеск, значит, тебе конец. Когда ты перестал был недовольным собой, это конец роста.

- У вас потрясающее чувство юмора. Женщина, которая смешит: вас так называют в российской прессе.

- Наверное, есть чувство юмора. Спасибо папе с мамой. Это врожденное, не знаю, как можно его натренировать.

- Хорошо, если оно есть у тебя. А как его передать съемочной группе, чтобы остальные были на одной волне с тобой и делали так, как ты видишь и смеешься?

- Да, это разные вещи. Как построена работа режиссера? Сначала ты ищешь артистов, и должен найти тех, кто будет транслировать твое чувство юмора, чтобы ты поняла: это то, что смешит меня. Зачастую ты даже не понимаешь, как они это делают. Ты даешь им задачу и вдруг видишь: у этого есть чувство смешного, я называю это так. Потому что чувство юмора практически у всех есть, а умение передать чувство смешного  – большая редкость. Дальше нужно передать это чувство всей съемочной группе, чтобы люди понимали, в чем здесь смех и добавляли каким-то образом его от себя. Я с огромным наслаждением работаю с людьми, способными передать смешное и понимающими, что такое кадр, в котором возникает улыбка. Но самое сложное - монтаж. Ты должен найти точно такого человека, который буквально одного мозга с тобой, одного восприятия, но при этом имеющего что-то свое и дающего это свое.

Я бы могла освоить монтажную программу, но тогда я лишаюсь возможности как бы забрать этот дар еще у одного человека. Я жуткий вампир. Как и любой режиссер. Режиссер забирает часть таланта оператора, художника, часть того, что они вкладывают в проект, часть их крови. Но режиссер должен обеспечить им и свою кровь. Без взаимного процесса вампиризма ничего не произойдет.

- Как родилось название фильма «Давай разведемся!»? Мы привыкли к фразе «давай поженимся». Хотя ваш вариант звучит радостнее, чем «давай поженимся».

- Насчет радости не знаю, но побудительное действие есть. Правда, что печали не чувствуется. Название появилось на этапе постпродакшена. Картина была снята и практически смонтирована, мы искали название. Рабочее было по строчке песни Сергея Шнурова «Просто светят звезды».

Анна Пармас на съемках фильма "Давай разведемся"

ФОТО: личный архив

- Непонятное.

- Да, немножко намекающее на телеканал «Россия». Фильм к названию не подходил. Мы устроили мозговой штурм, и пиар-директор студии СТВ, которая продюсировала нашу картину, Наталья Москальонова вдруг сказала: что мы ходим вокруг да около? Давай разведемся – и все. И я подумала: боже, как прекрасно и просто. От названия ты вздрагиваешь. Сколько названий есть, которые ты не можешь вспомнить! А это западает. Потом еще были трения с прокатчиками. Они говорили, что это название отпугнет зрителей. Но так получилось, что мы с этим названием на «Кинотавре» взяли сначала один приз, потом второй, название было у всех на слуху, и тогда прокатчики смирились. Мне кажется, они не пожалели.

- Мысль про «отпугнет» почему была?

- Потому что негативная коннотация усматривается. Я не буду учить их, как прокатывать фильмы, но чувствовала, что название, хоть и опасное, западет. Я счастлива, что оно сохранилось.

- На ваш взгляд, женщине лучше быть замужем или одной?

Женщине, как и любому человеку, надо быть счастливой. Если она несчастна в браке, надо разводиться. Если она несчастна в разводе, значит, надо искать мужчину. Надо действовать сообразно тому, что она чувствует.

- Мне кажется, что многие женщины не понимают, как можно быть счастливой без мужа.

- Давайте разбираться. Нужно проанализировать, почему я несчастна, сходить к специалисту – все хорошие психотерапевты направляют тебя думать над вопросом. Так начнется положительный процесс, придет понимание того, что такое счастье. Конечно, есть те, кто получает удовольствие от несчастья, кто любит страдать. Мазохисты, да, пусть они будут счастливы в страдании. Я имею в виду не присевших на иглу мазохизма, а нормальных, которые мучаются вопросом: почему я такой несчастный человек? Надо уходить от порочной зависимости и связывать свое счастье неизбежно с чем-то или кем-то. Как многие считают: если бы у меня было много денег, я был бы счастлив, а денег нет, вот я и несчастлив. Любое обстоятельство можно считать оправданием, и ты зацикливаешься на этом. Человек несчастлив, когда в его жизни присутствует настоящая беда. Наверное, стоит равнять по беде. Хочешь мужчину – давай, ищи его, но только найди хорошего. Потому что если ты столько сил потратила на поиски, зачем же падать в первые попавшиеся объятия?

- Часто ты боишься что-то изменить, потому что думаешь: а вдруг будет хуже? Вдруг без мужа будет хуже, чем с плохим, но все-таки мужем?

- Да откуда ж мы знаем, как будет! Надо перестать думать о будущем. Я как человек-контролер обожаю строить планы: выстрою все, а потом они начинают рушиться. И это тоже часть плана. А вдруг я буду несчастна? Все может быть. А может и не быть.

Анна Пармас

ФОТО: личный архив

Мы любим просить чего-то у Бога или у мироздания, мужчину в том числе, и очень конкретно записываем. И часто выходит, что нам этого не надо. Предположим, я заказываю на Новый год машину, а потом выясняется, что мне некуда на ней ездить, потому что я уехала жить в другой город, где машина не нужна. И ты думаешь: лучше бы заказала бесплатные билеты туда-сюда.

Мы никак не можем довериться небесам, сказав: Господи, сделай так, как ты считаешь нужным. Мы говорим: послушай, ты не знаешь, как нам лучше, вот список, посмотри. И сверху на нас смотрят и говорят: пожалуйста, получи! Я очень хочу мужчину-врача. На тебе врача. Появляется в ее жизни врач, который оказывается страшным бабником, мотает ей нервы, или у него постоянные ночные дежурства. Но он же врач. Мне кажется, надо положиться на судьбу. Она всегда нам уготовит что-то хорошее. Просто надо поменять угол зрения. Поверьте, там знают лучше.

- Вы ощущаете себя звездой?

- Не ощущаю. Мне 49 лет. Если бы мне было лет 29, наверное, я бы поддалась этому сладкому ощущению. А сейчас я рассуждаю с очень приземленной позиции: если у меня появилась известность, значит, у меня будет работа, значит, будут деньги, значит, мы с семьей будем хорошо жить. Какой смысл в просто славе? В молодости мне хотелось быть знаменитой, блистать и тусоваться – волшебство невероятное. Но, видимо, наверху посчитали: подожди. Рекомендую всем получать славу лет в 40, когда уже мозги на месте.

- Вам роли часто предлагают? Видели вас недавно в сериале «Шторм».

- Это прихоть моих близких друзей. Я человек с низкой культурой отказа, не могу сказать «нет». Я обожаю фильм «Осенний марафон». Там есть гениальная сцена: герой Леонова говорит своему соседу Бузыкину: а грибы, вы же не собирали грибы? Бузыкин отвечает, что ему надо доклад писать. И в следующем кадре мы видим, как Бузыкин вместе со всеми собирает грибы. Я абсолютный Бузыкин. Давай ты сыграешь эту роль? И мне уже поправляют грим на съемочной площадке. Но я стараюсь не подвести людей и не испортить общий ансамбль.

Анна Пармас и Анна Михалкова на съемках фильма "Давай разведемся!"

ФОТО: личный архив

НАВЕРХ