Нимфа в законе. История адвоката, которую раньше вызывали совсем не в суды

Надя Го

ФОТО: Instagram

28-летняя Надя Го не предполагала, что пикантные подробности ее прежней жизни станут достоянием общественности и поставят под угрозу ее карьеру, пишет Life.ru.

Всенародная известность пришла к Наде Го в декабре 2018 года. О жительнице Торонто, работавшей адвокатом по уголовным делам, написали местные таблоиды. Как оказалось, на заре карьеры она занималась не только юриспруденцией. По данным СМИ, Го начинала девушкой по вызову, которую клиенты знали под псевдонимом Дон Ли, передаёт издание Huck.

Когда я увидела себя в новостях, первой моей мыслью было: «По крайней мере, они использовали неплохое фото». А вообще, это стало для меня полной неожиданностью. Я не могла поверить в то, что это происходит со мной

«Нимфа в законе», «адвокат-соблазнительница» — журналисты не скупились на хлесткие заголовки. На следующий день после того, как скандальные материалы появились в прессе, Го должна была выступать перед юридическим обществом провинции Онтарио, куда ее вызвали из-за нелицеприятных комментариев о полиции и судьях, которые она иногда оставляла в соцсетях. И новость о бурном прошлом не увеличивала ее шансы на сохранение адвокатской лицензии.

Больше всего я боялась реакции отца. Он очень переживал за меня и в школе, и в академии. Сейчас мы просто не касаемся этой темы

Несмотря на ущерб, нанесенный ее репутации, Наде удалось остаться в профессии. Теперь она ведет блог, в том числе о правах секс-работниц, готовит к публикации автобиографию и собирается открыть собственную юридическую консультацию. В сложный период Надю поддержали бывшие коллеги по цеху: она не только услышала от них множество добрых слов, но и нашла себе нескольких подзащитных благодаря старым связям.

Меня воодушевляло еще и то, что большинству знакомых моего возраста не было дела до моего прошлого

Надю часто узнают в судах, но теперь это ее не смущает. По словам адвоката, она на каждом заседании старается доказать всем, что опыт работы в секс-индустрии — это не приговор. Более того, когда речь заходит о защите интересов ее бывших коллег, Надя часто употребляет местоимение «мы», целиком ассоциируя себя с профессией, которая для многих становится черной меткой. Но, как видно, только не для нее.

НАВЕРХ