Брат Криса Кельми: «Его тело до сих пор в морге, а жена не отвечает на звонки»

Крис Кельми

ФОТО: Astapkovich Vladimir/ITAR-TASS

Друзья и родственники умершего музыканта до сих пор не в курсе, когда смогут проводить его в последний путь. Информацию о дате похорон скрывает жена певца Людмила, которая не выходит на связь вот уже несколько дней.

После того, как появилась информация о смерти Криса Кельми, который скончался в своем загородном доме 1 января, общественность продолжает находиться в неведении по поводу похорон певца. Недавно появились данные о том, что жена певца Людмила не хочет устраивать публичные похороны, что, естественно, вызвало волну негодования у друзей и родственников. Так, коллега Криса Кельми продюсер Андрей Разин даже готов был взять на себя расходы по организации церемонии, чтобы публика имела возможность попрощаться со своим кумиром и проводить его с почестями.

Родной брат и директор певца Евгений Суслин сообщил, что не может дозвониться до жены Кельми со дня его смерти и не знает дату похорон, поскольку его держат в неведении. Он уверен, что Людмила и ее сын не имеют морального права лишать поклонников права проститься с любимым музыкантом. Более того, мужчина рассказал, что тело певца до сих пор находится в Наро-Фоминском морге и ждет вскрытия. А без этой процедуры невозможно получить документы о смерти и планировать дальнейшие действия.

«Тело брата до сих пор в морге. Вскрытия не было, уж не знаю, почему так долго, может, из-за праздников. А пока официально судмедэксперт не установит причину смерти, справку о смерти не дадут. Жена не отвечает на звонки и смс. Хочет хоронить инкогнито. Но у нее нет морального права на это. Мы со старшим братом против и уверены, что похороны должны быть публичными, с Крисом должны проститься друзья и родные. Мне звонят друзья, а я даже ничего не могу сказать о дате похорон. Это противно», — признался Евгений Суслин в эксклюзивном интервью «СтарХиту».

Также Евгений Суслин признался, что еще при жизни говорил своему знаменитому брату о том, что не претендует на его завещание. Он знает, что по закону прямыми наследниками Кельми являются его жена Людмила и сын Кристиан. Суслин подчеркнул, что не собирается претендовать на имущество умершего певца. Больше всего Евгения волнует судьба  творческого наследия Криса Кельми и он боится, что бесценные хиты попадут в руки непрофессионалов.

«Денежная тема для меня сейчас не первая. Даже не знаю, было ли у Криса завещание, но я ему еще при его жизни говорил, что ни на что не претендую. Если документ есть, копия должна быть у нотариуса, и если я один из наследников, меня вызовут. Пока никакой информации не поступало, — сказал Суслин. — В случае, если все перейдет жене и сыну, меня беспокоит только судьба более 200 песен Криса. Я бы хотел, чтобы они оказались в руках профессионалов, пусть даже семья останется их правообладателями».

Евгений Суслин признался, что в последние несколько месяцев жизни Кельми они вместе собирались возродить их общий музыкальный проект «Рок-ателье». Суслин, который тоже является профессиональным музыкантом, вел активную работу по перезаписи песен Кельми в студии вместе с прежними участниками легендарной группы. Солисткой обновленного коллектива должна была стать жена Евгения Злата, которая, по его словам, является певицей мирового масштаба.

НАВЕРХ