Московский радиоведущий: песня Уку Сувисте способна разорвать израильское «Евровидение» в клочья
Eesti Laul 2019!

Уку Сувисте выступает в Таллинне

ФОТО: Jaanar Nikker

Eesti Laul 2019. Предисловие для начинающих от московского журналиста и специалиста по конкурсу «Евровидение» Антона Самсонова (Москва) специально для портала Limon.ee. 

Кому благоволит новая метла, занявшая место Нормета?

До конкурса Eesti Laul остается каких-то полтора месяца и уже сейчас можно свободно ознакомиться со всеми 24 конкурсантами, составить собственное мнение (на фанатском языке – топ) и долго возмущаться провалами (на фанатском языке – флопами) своих фаворитов (на фанатском языке – бомбит).  На эстонском отборе вроде как смена власти. Смена формата и куча нововведений в виде тотального пиара конкурсантов из каждой дыры в эфире ERR, а учитывая, что эфирных дыр у общественно-правовых каналов великое множество, то почему бы и нет.

Состав песен и артистов 2019 подтвердил реноме наиболее эклектичного в сетке отборов конкурса «Евровидение» – тут вам и плоская эстонская попса, словно похищенная из желтого Tallink Takso, и рокеры (в том числе русские), местные знаменитости, и зарубежные знаменитости, до которых на родине никому нет дела. Песен стало 24, в финале останется 12, на полуфинал придется дважды ездить в Тарту (так что, нарвитяне снова имеют повод пожаловаться на статус обездоленных). Так какое же меню нас ждет на двух подряд выездах в студенческую столицу?

ПОЛУФИНАЛ 1. 31 января.

Да, вы не сошли с ума – первая атака на университетский спортивный холл Тарту состоится в четверг. Так что, либо придется сдерживать себя от общения с продукцией местных пивоваров, либо брать отпуск на пятницу. Однако, Новая метла решила здраво и первый полуфинал выглядит несколько слабее второго и первая шестёрка весьма очевидна. Всех участников можно смело разделить на четыре группы.

Уверенные финалисты – Сандра Нурмсалу и ÖED.

Первая до сих пор является хранителем лучшего результата Эстонии на «Евровидении» за 15 лет (пусть и в паре с Оттем Лепландом). Сандра идет атаковать «Лауль» в третий раз, вооружившись песней на стихи Аапо Ильвеса (он же написал «Kuula» для Лепланда) и позвав в соавторы музыки Прийта Пайусаара (Вот тут все плохо – именно он сочинил «Лето Свет», о котором хотелось бы забыть). В комплекте на выходе получаем крепкую и классическую сказочную балладу весьма напоминающую «Rändajad» Лыхмуса, с которым было завоевано то самое шестое место десять лет назад. Попадание на «Евровидение» Сандры вряд ли принесет победу Эстонии, но финал и весьма высокую позицию там может гарантировать смело.

Сатирический дуэт Кристель Ааслайд и Тулли Ранд – представитель весьма частого явления «Лауля» – стеб не для всех. В данном случае круг ограничивается носителями эстонского языка и, в отличие от Сандры, у которой всё играет на сказку и магию, песенка про фильтры из смартфона определенно нуждается в сценическом пояснении. Хочется верить, что этого не случится – но страшно представить, как все эффекты из клипа будут перенесены на сцену. Песенка заедает, она забавна, но на «Евровидении» ей делать абсолютно нечего. А в финале будет на волне успехов предыдущих синглов и альбома дуэта.

Балансируем на грани

В эту группу можно отнести сразу пять артистов. Свингерская коллаборация Биргит с Таней заводная, танцевальная и вполне крепкая. Однако Eesti Laul не то место, где участие в предыдущих финалах гарантирует попадание в финал на следующем. Эту аксиому доказывали и August Hunt в 2013-м, и Робин Юхкенталь, и даже Яан Пехк, который казался в финале просто вечным. Emily J в компании с русскоговорящими авторами представляет симптоматичную для современности песню с припевом-проигрышем, основной фишкой которого являются инструменты, которыми данный проигрыш играется. Такое могут простить артисту с именем, но вот новички рискуют. Стефан бросил свой Вайе и пошел на отбор самостоятельно с песней, определенно навеянной тем, что представлял Кипр в 2017-м году. Однако, стоит отметить большую мрачность его баллады. Дженнифер Коэн – классика скандинавской поп-музыки с hispanoablante в авторах. И милая кантри-штучка от Ингер, гуляющей в клипе по Хаапсалу и, согласно песне, идущей домой. Все эти пятеро вполне достойны финала, но…

Возможные прохожденцы

Марко Каар напомнил мне названием песни дуэт MID c отбора 2011 года. С той разницей, что те ребята по делу попали потом в финал. Очень хочется верить, что за спиной данного артиста не стоит никакой не предусмотренный программой инструмент проталкивания, так как его проход вместо кого-то из второй группы будет крайне обидным. Стиг Ряста, судя по всему, уже настолько впал в спячку (о, какой он был сонный на прошлогоднем конкурсе, как и его песня), что ему лень выходить на сцену. Туда потащили завсегдатая шведского Мелодифестивалена Виктора Кроне, которого правда уже года четыре туда не пускают. Помимо артиста сильно не первой свежести мы получаем песню в стиле фарша из огромной кучи песен Евровидения подозрительно напоминающую все заявки Давида Линдгрена на шведский отбор середины десятилетия. Очевидно, что Кроне будут проталкивать активно. И вот он то и займет место кого-то из второй группы.

Безнадежность

Йоханна, Ранеле и София Рубина-Хунтер, увы, будут подметать подвал этого полуфинала. Первые две представляют типичные эстонские попсовые мотивы для такси (одна помедленнее, другая побыстрее), и если их поставить рядом, то они без труда сольются в одно сплошное нечто. А у Софии Рубиной интерес вызывают разве что экстремальные прически в клипе.

ПОЛУФИНАЛ 2. 2-е февраля.

Субботний баттл будет более лютым, так как концентрация сильных песен в нем выше, а кандидаты на откровенный боттом не так уж и очевидны.

Уверенные финалисты – Уку Сувисте и Яан Пехк с Кятлин Мяги.

В жизни Уку Сувисте помимо российского «Голоса» и вылета там в полуфинале в неравной борьбе с очередным представителем национального региона РФ (Финал был на ¾ из не русских артистов, но выиграл все равно классический Захаров, так как это Россия, детка, и толерантность там заканчивается сразу после публикации на бумаге) произошло другое чудо – ему нашелся не просто подходящий материал, а балладная бомба, которая способна разорвать все израильское «Евровидение» в клочья подобно очередному палестинскому борцу за веру (о чувствах которых вдруг вспомнила вся цивилизованная Европа, забывшая как оные умеют взрываться в клубах и перебить всю израильскую сборную по тяжелой атлетике прямо во время Олимпийских игр). Перспективы Сувисте с этой песней на «Евровидении» будут весьма неплохими, так как пресловутый российский «Голос» смотрят не только в России, так что, выбор времени для поездки в сочетании с участием в российском шоу просто идеален.

В отличие от Уку парочка Яан и Кятлин выдали на сто процентов внутренний продукт, сочетающий фолковый речитатив с варганом и очень красивыми вокальными гармониями. В финале они будут так как никто подобное в этом году не делает. Не секрет что Яан Пехк – большая и вечная любовь жюри «Лауля», который стабильно вылезает в финал и там забирается по ним же очень высоко. А дальше в борьбу вступает телевоут, который всегда был к нему беспощадным. На «Евровидении» это может как запомниться и попасть высоко, так и улететь в никуда подобно финским даунам.

Без гарантий

Весьма качественный и необычный материал предлагает группа Iseloomad, но с ними может сыграть злую шутку пресловутая мания бэнд-номера и его полная бесперспективность. Та же самая проблема у синтезаторного бэнда Around the Sun. Оба коллектива объединяют очень приятные и атмосферные песни, но как решать вопрос сценографии неясно. Lacy Jay и Kadiah представляют каждая свои баллады, но уж больно они близки по духу.

Верность традициям

Грете Пайя, уйдя от Свена Лыхмуса и призвавшая на помощь авторов прошлогодней песни Нечаевой особо не выиграла. Ее первая попытка в 2013-м по прежнему выглядит лучше остальных. Обидно, что кого-то из предыдущей группы она оставит в полуфинале. Синне Вальтри просто держится за свой жанр и ее милая песенка в духе Анне Вески 90-х вызывает не более чем умиление. Драма в том, что Синне, скорее всего, повторит судьбу Марью Ляник в прошлом году. Керли Кивилаан удивляет попыткой петь как Адель, при вокале в стиле «типичный эстонский женский». Сочетание получается интересное и сюрприз очень возможен.

Неожиданности вероятны

Сисси радует интересным куплетом своей песни, которая после срывается в ужасно типичный бридж и еще более типичный припев. Но последнего места она этим себе не гарантирует. Инга и Lumevärv выдают очередной образец попсы из такси спетый на крыше дома телевидения на Гонсиори (там еще в одном и том же офисе слепили клипы для Йоханны и Around the sun). И шансы у них есть, так как их материал не такой плоский, как у той же Йоханны. Ну и Кайя Тамм, которую изначально анонсировали клипом с огромной плюшевой кошкой танцующей под фури в коридоре с сушилкой для белья и участвующей в корейском флеш-мобе осу. А потом Кайя сняла себе клип в тропическом раю и вся пришибленность ее заявки полетела в подвал. Если вернуть ростовую куклу кота то шансы будут. Но, судя по новому клипу, нас ждут шагающие девочки в легких нарядах…

Итак, смена метлы ничего нового в жизни главного эстонского конкурса не изменила. Традиционно сохранила за собой место как безперспективная плоская попса не имеющая шанса на выход в финал (если ее, конечно, не исполняет Грете Пайя), есть время для рока, для некоего стеба и даже для лютых экспериментов. Ну а кто пройдет дальше мы узнаем уже в конце этого месяца. А пока… Начинаются отборы на конкурс и уже 5-го января нас порадует первым четвертьфиналом самый длинный отбор Евросезона – литовский. Хотя смотреть это или нет – решать вам. Но это определенно опасно для жизни нефаната, так как может перековать вас в фаната.

НАВЕРХ