«Жестокий романс»: мохнатый шмель прилетел с моря

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

"Жестокий романс"

ФОТО: Кадр из фильма

«Антенна» узнала, как создавались песни для главных героев фильма.

Экранизация пьесы Александра Островского «Бесприданница» не могла обойтись без песен. Ведь в одной из сцен главная героиня Лариса Огудалова поет для гостей. У Островского она исполняет романс «Не искушай меня без нужды» на стихи Евгения Баратынского. Режиссер «Жестокого романса» Эльдар Рязанов сначала хотел использовать старые романсы «Я ехала домой» и «Снился мне сад в подвенечном уборе», но потом решил: в фильме должны звучать оригинальные песни. Музыку для них написал Андрей Петров. Эта картина стала восьмой совместной работой композитора и режиссера.

Соло для Огудаловой

«А напоследок я скажу:

Прощай, любить не обязуйся.

С ума схожу. Иль восхожу

К высокой степени безумства».

В поисках стихов к песням Ларисы Рязанов читал поэтесс-современниц героини, но ничего не подходило – все казалось слишком архаичным. Тогда он обратился к поэтессам XXвека – Марине Цветаевой и Белле Ахмадулиной. Стихотворение «Прощание», которое легло в основу романса «А напоследок я скажу», было написано Ахмадулиной в 1960 году. Рязанов предложил сделать из него романс, и поэтесса согласилась.

– Музыка к «Жестокому романсу» была написана в Доме творчества композиторов в Репине – отец редко работал дома, – вспоминает дочь композитора Ольга Петрова. – Поскольку действие происходило в XIXвеке, требовалось эмоциональное погружение в ту эпоху, и папа слушал множество романсов в записях, доставал ноты – напитывался интонациями тех времен, и после этого было легче что-то «выдать». Помимо пяти песен, которые звучат в фильме, был написан еще романс «Снегурочка» на стихи Беллы Ахмадулиной, который не вошел в картину. Долго думали, кто бы мог записать эти песни, а потом музыкальный редактор «Мосфильма» Раиса Лукина, которая знала всех существовавших на тот момент исполнителей, посоветовала Валентину Пономареву.

Для Пономаревой это предложение стало неожиданностью: она была джазовой певицей и не думала посвящать свою карьеру исполнению романсов. Тем не менее она согласилась. Как позже признавалась певица, незадолго до этого она встретила будущего мужа, музыканта Константина Гогунского, и лиричность романсов совпала с ее настроением.

Когда фильм вышел на экраны, многие думали, что в кадре поет сама Лариса Гузеева (исполнительница роли Огудаловой), фамилия Пономаревой не была указана в титрах. Но многие зрители все равно ее узнали – благодаря пластинкам с музыкой к «Жестокому романсу», вышедшим общим тиражом свыше двух миллионов экземпляров, и концертам.

– Успех фильма и песен у зрителей заставил меня обратиться к жанру романса, – говорит певица. – К тому же романсы пела моя бабушка, а мои тетки – прекрасные исполнительницы цыганских романсов.

Сегодня песни из «Жестокого романса» исполняет и внучка Андрея Петрова Манана Гогитидзе, ставшая актрисой и певицей. В прошлом году она с коллегой Евгением Дятловым выпустила диск с этими романсами.

Соло для Паратова

«Мохнатый шмель – на душистый хмель,

Цапля серая – в камыши,

А цыганская дочь – за любимым в ночь,

По родству бродяжьей души».

Песня, которую поет возлюбленный Ларисы Паратов в сопровождении цыганского хора, написана на стихотворение… Киплинга. В оригинале оно называется «Цыганский след». В 1980 году стихотворение вышло в изданном в Ленинграде сборнике в переводе поэта Григория Кружкова под названием «За цыганской звездой».

– Это свободный перевод стихотворения, – рассказывает Григорий Кружков. – У Киплинга упоминается паттеран – знак из перекрещенных веток, который цыгане оставляют на тропе, чтобы не потеряться, мол, я здесь прошел. Мне показалось, что это слово не переводится на русский язык так, чтобы звучало хорошо, и заменил его «цыганской звездой».

Для фильма стихотворение Киплинга переработали: некоторые четверостишия убрали, а в оставшихся изменили порядок строк.

Мелодия для песни, как вспоминал Андрей Петров, родилась, когда он отдыхал в Юрмале, во время прогулки у моря. Создавая музыку, Петров не знал, что петь романс будет Никита Михалков (исполнитель роли Паратова). При записи песни была единственная сложность: музыка постепенно ускорялась, и под конец нужно было в быстром темпе четко проговаривать слова. Актер с этой задачей справился и записал песню практически сразу.

Для Григория Кружкова появление в фильме его стихов стало неожиданностью.

– Я узнал об этом случайно, когда посмотрел фильм в кинотеатре Центрального дома литераторов, – вспоминает поэт. – До сих пор не знаю, как к авторам ленты попал мой текст. Предполагаю,  что на него случайно наткнулся либо Рязанов, либо Петров. Я не допытывался. Поначалу мне показалось более чем странным соединение текста Киплинга с русской цыганщиной. Но Рязанова я уважал, поэтому написал ему милое письмо и послал сборник своих стихов. В ответ получил тоже несколько милых слов и сборник стихов режиссера.

Песня так понравилась зрителям, что Никиту Михалкова, где бы он ни выступал, часто просили ее исполнить, при этом нередко путая название и заказывая «Песню про пчелу». А многие до сих пор считают ее цыганской народной песней.

Кстати

Жестокий романс – жанр городского фольклора, сформировавшийся во второй половине XIXвека в мещанской среде. Для него характерны подчеркнутый мелодраматизм и трагическая концовка. В жестоком романсе существует около десятка типичных сюжетов, отличающихся друг от друга причинами трагедии и финалом – убийство, самоубийство, смерть от горя. Излюбленный сюжет – совращение девушки коварным соблазнителем. Покинутая, она либо сводит счеты с жизнью, либо умирает от тоски, либо жестоко мстит обидчику.

А также

В фильме звучат песни «Под лаской плюшевого пледа» (слова Марины Цветаевой), «Любовь –  волшебная страна» (слова Эльдара Рязанова), «Романс о романсе» (слова Беллы Ахмадулиной).

НАВЕРХ