DJ Smash рассказал об избиении: «этим отморозкам нужно дать 5 лет колоний»

DJ SMASH

ФОТО: Ekraanitõmmis Youtube'i videost

ВПерми начался суд по делу о жестоком избиении российского диджея Андрея Ширмана, более известного под псевдонимом DJ Smash. Накануне суда в эксклюзивном интервью Лайфу артист рассказал, что произошло в злополучный вечер в ночном клубе, как шло следствия и чем собирались от него откупиться обвиняемые - экс-депутат Заксобрания Пермского края Александр Телепнев и его приятель Сергей Ванкевич, пишет Лайф.

Андрей, как ты себя чувствуешь?

— На правой стороне лица пропала чувствительность. Мне же после избиения две пластины там поставили. Рот был закрыт почти месяц, я ел через трубочку: супы три раза в день и милкшейк. Похудел на 8 килограммов. Врачи говорят, что с этими пластинами мне, скорее всего, придется жить до конца своих дней, так что этот инцидент я буду помнить, видимо, ещё долго. Лечение обошлось мне в 3 миллиона, только сама операция стоила около миллиона.

Расскажи о том вечере в клубе?

— Это был юбилей отца моей подруги. После праздника мы пошли в ночной клуб "Дом культуры", где был заказан столик. Сначала все было отлично. Прекрасная атмосфера, все на позитиве. Затем с одной из подруг мы пошли к бару. Пока мы ждали свои коктейли, к нам подошли эти двое мерзавцев (Телепнев и Ванкевич — прим. ред.) и попросили сфотографироваться. Я сказал: "Давайте сфотографируемся".

Это просто кадр с поклонниками или просили что-то особенное?

— Когда следователи забрали их телефоны, то насчитали 37 снимков со мной. Из всей серии фотографий ни одна не получилась, потому что они были настолько пьяны, в особенности Ванкевич, который вообще на ногах не стоял.

Как они себя при этом вели?

— Мы фотографировались около 5 минут, а потом у меня кончилось терпение и сказал: "Хватит, ребята". Ванкевич, повиснув на мне, продолжил делать селфи. Я его с себя снял и еще раз сказал, что хватит. В ответ я услышал: "Это мы решаем, когда хватит". Я ещё раз попросил Ванкевича убрать руки, но он схватил меня сзади и начал оттягивать от бара, пытался фотографироваться дальше. Я его убрал от себя и продолжил разговаривать с подругой. Обычно когда пьяным жестко говоришь, что ты не хочешь с ними разговаривать, они, как правило, понимают и "растворяются", но не в случае с этими отморозками.

За что тебя стали бить?

— Ванкевич, уцепившись за мою шею, начал меня тянуть назад от барной стойки, а затем завалился на пол, потому что был вусмерть пьяный и, возможно, не только пьяный. Ванкевич падает, утягивая меня за собой. Когда я начал вставать, то тут мне прилетел удар от второго, который стоял сбоку (Телепнев — прим. ред.). Первый удар, потом второй — я падаю, закрываю голову руками. Они встают и оба начинают меня пинать. В какой-то момент их растащила охрана, а моя подруга помогла мне подняться и повела умываться в туалет. Мы потом по камерам посчитали, что вся драка длилась всего 40 секунд. Так быстро все произошло...

Как повели себя после драки зачинщики?

— Когда я умылся, уже понимал, что все плохо. Вижу у входа Телепнева и Ванкевича, разговаривающих с начальником охраны. Подхожу к ним, фотографирую, чтобы выяснить, кто они, а потом уже сажусь в машину и еду в травмпункт.

Помогли тебе врачи в Перми?

— У меня челюсть была перекошена, на голове огромные гематомы, а все лицо распухло. Девочка из травмпункта, увидев мое лицо, ужаснулась: "Господи, что с вами произошло?", отгибает губу и говорит, что все очень плохо и нужна операция, но доктора придут только завтра не раньше двух часов дня. Я и решил лететь, хотя, учитывая мое состояние, это был огромный риск.

Как ты перенес полет до Москвы?

— Я сел в самолет, этот период помню плохо. По прилете из аэропорта меня сразу увезли на скорой на операцию. Оперировали 8 часов, врачам пришлось буквально по кусочкам собирать кость.

DJ SMASH

ФОТО: Instagram

Это какой же силы должны быть удары..

— Все спортсмены, с которыми я разговаривал, говорят, что удары, которые нанес мне Телепнев, — сначала в висок, а потом в челюсть, — рассчитаны на убийство. Мне невероятно повезло, что остался жив, поэтому я еще раз хочу сказать, что этим уродам надо дать реальный срок, а сама история должна стать уроком для тех, кто распускает руки.

Как шло следствие, есть ли у тебя претензии?

— К следствию у меня вопросов нет никаких. Они сделали все профессионально но, не быстро. Нам действительно попался очень хороший пермский следователь, очень дотошный, я сразу понял, что он хочет добиться правосудия.

Были ли попытки замять дело, договориться с тобой?

— Сам Телепнев лично нам ничего не предлагал, но через своего адвоката, нам были предложения за деньги пойти на мировую. Сначала предложили квартиру в Перми, потом обещали 10 млн рублей, 15 млн. Вот недавно опять предлагали обсудить сумму.

Какую позицию на следствии выбрали обвиняемые?

— Мне кажется, что Телепнев и Ванкевич меняли показания не меньше пяти раз. Сначала они говорили, что их вообще не было в клубе. Поняв, что в клубе их сняли камеры видеонаблюдения, они стали говорить, что были в клубе, но не видели драки.

Но ведь клуб был полный и значит были свидетели

— Телепнев и Ванкевич сразу стали работать со свидетелями, начали их прессовать и запугивать. У нас есть факты, есть четкая информация, но конкретику не могу оглашать в интересах следствия.

 

A post shared by Smash (@djsmash) on

Какая версия стала основной у обвиняемых?

— Поняв, что у нас есть свидетели, которых им не удалось запугать, они опять сменили показания: мол, на самом деле меня избил мой же друг Саша Трутнев, сын вице-премьера правительства Юрия Трутнева. Якобы Ширман начал приставать к подруге Трутнева, а тот взбесился и пьяный начал его бить. А на следующий день Ширман и Трутнев якобы договорились обвинить нас, потому что мы в городе люди известные. Вот такую историю придумали Телепнев и Ванкевич.

А что делал в клубе Трутнев-младший?

— Я Сашу знаю с 7 лет, он был со мной в тот вечер и именно ему я обязан, что записи с камер в клубе не затерли. Близкие к Телепневу источники нам рассказали, что ему посоветовали обвинить в избиении сына Трутнева, потому что так, мол, дело якобы могут закрыть по команде его отца.

Интересный поворот. И на какой версии они в итоге сошлись?

— Вскоре Телепнев и Ванкевич опять сменили показания: "Мы все перепутали, Трутнев не избивал Смеша, кто его бил, мы не знаем". В общем, вину они не признают. А на последней очной ставке, которая была в апреле, они и вовсе заявили, что это я их избил. Более того, Телепнёв ко мне тогда подошел и сказал: "Ну, что, Смэш селфи сделаем?", я ответил: "Давай через 5 лет, как выйдешь, так и сделаем".

Не всплыли ли за время следствия другие инциденты с участием Телепнева и его приятеля?

— Телепнев — потенциальный рецидивист. Против него уже возбудили второе уголовное дело. Мои родственники знают родителей 19-летнего Глеба, которого Телепнев за месяц до меня избил в том же клубе.

Почему они раньше не подали заявление?

— На родителей мальчика и на самого мальчика оказывалось сильнейшее давление со стороны Телепнева. Чтобы он вдруг не пошел в полицию. Мы благодарны семье Глеба за то, что они нашли в себе смелость заявить о произошедшем.

За время следствия ты хорошо узнал Телепнева, какое мнение у тебя сложилось о нем?

— У меня вообще много вопросов к Телепневу. Например, как он смог стать депутатом и претендовать на пост министра спорта в региональном правительстве, если он состоял на учете в психдиспансере? И откуда у просто депутата столько недвижимого имущества?

На твой взгляд, какого наказания заслуживают подсудимые?

— Для Телепнева и Ванкевича хочу максимального наказания — 5 лет лишения свободы, но на самом деле думаю, что такой срок они не получат, даже учитывая наличие двух уголовных дел.

Будешь ли подавать против них гражданский иск, определился ли уже с суммой?

-Да, буду. Иск пока не готов, но, думаю, будем просить не меньше 10 млн рублей. Все полученные от Телепнева деньги пойдут на благотворительность.

Что ты думаешь о предстоящем суде, веришь ли в его объективность и непредвзятость?

— С одной стороны, Ванкевич находится под подпиской о невыезде, а Телепнёва отпустили под залог в 200 тысяч рублей. С другой стороны, я очень надеюсь на справедливое правосудие, потому ради этого и проводилась вся работа.

НАВЕРХ