Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

В преддверии своего приезда Юрий Лоза дал Эстонии мудрый совет

Эксклюзивное интервью!

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
ФОТО: Sharifulin Valery/ITAR-TASS

Уже в конце следующей недели Юрий Лоза выступит в Таллинне и Нарве. Мы побеседовали с певцом, композитором и популярным нынче блогером в преддверии его приезда в Эстонию. Звонок застал Юрия в автомобильной пробке. Вечер, Москва, час пик. «Да, да! Говорить могу. А чего без дела сидеть!» – охотно начал беседу музыкант.

Пожалуй, даже в те времена, когда легендарная песня «Плот» была всесоюзным хитом, ее исполнитель был известен меньше, чем сейчас. Впрочем, Лоза и сам не скрывает, что неожиданно стал любимцем СМИ – каждое новое высказывание Лозы общественность ждет с нетерпением, а журналисты и рады стараться – спрашивают музыканта обо всем на свете: о чем, казалось бы, и надо, и не надо. При этом нередко фразы музыканта вырывают из контекста, они становятся слишком дерзкими и теряют первоначальный смысл. Но даже несмотря на это, Лоза продолжает активно общаться с прессой. А все потому, что музыкант уверен: ему есть что сказать!

– Эстонские СМИ, анонсируя ваши концерты в Таллинне и Нарве, написали: Юрий Лоза едет в Эстонию, чтобы «отчитаться» за свою 30-летнюю певческую деятельность. Как вам такая формулировка?

– Действительно, сольный концерт в Эстонии я дам впервые. Мировая практика показывает: вы имеете право петь на концерте не более четверти новых песен. Ведь люди, которые купили билеты, идут на концерт, чтобы услышать что-то из того, что им нравится, что уже давно легло на сердце. А привезешь новую программу – люди обидятся. Выступление не резиновое, вы не можете исполнить объемный новый материал, не убрав при этом из программы что-то старое. А люди скажут: «Как же так? Мы хотели услышать именно эту песню, но ее нет… а новую мы не знаем, не успели полюбить ее еще!»

Поэтому концертная программа и составляется на три четверти из хитов: так работают Пол Маккартни, Том Джонс и все остальные. Примерно так у меня и выстроена программа для Эстонии. На концерте будет четверть абсолютно новых песен, которую народ не слышал никогда! А все остальные будут те, которые уже успели полюбиться. И поэтому, конечно же, это выступление можно будет назвать отчетом за тридцать лет.

– Почему же так получилось, что раньше вы в Эстонию с концертом не приезжали?

– Я мало даю концерты вообще, это первое. Второе: организаторы, которые эти выступления проводят и стараются на них зарабатывать, видимо, ранее считали организацию такого мероприятия неинтересной, пока я не стал интернет-мемом (с улыбкой в голосе).

– Ну хоть и не с сольным концертом, но в Эстонии же вы бывали, и не раз. Какие воспоминания у вас связаны с нашей страной?

– Конечно, в Эстонию я приезжал раньше с разными коллективами: с «Зодчими» был и с «Интегралом»… В советское время, когда мы впервые приехали к вам, мы попали за границу: прогулка по Старому городу была типичной европейской прогулкой. Мы все относились к Прибалтике очень трепетно и нежно. Ведь все прибалтийское считалось практически иностранным. Для нас, для «совка», прибалты всегда были европейцами. Надо сказать, я давненько у вас не был, но знаю наверняка, что Эстония сейчас Европа даже больше, чем раньше. Чем, например, Таллинн отличается от Гааги или другого голландского города? Знаете, я когда приехал в Гаагу – понял, что был в похожем городе уже раз десять, только в разных странах. Думаю, и ваша столица точно такая же.

– Юрий Эдуардович, поскольку мы уж заговорили о Европе, не могу вас не спросить: этой весной «Евровидение» должно пройти в Киеве, а от России еще не утвержден участник. Кого бы вы отправили, будь на это ваша воля?

– Я настаиваю на том, что за победу на этом конкурсе абсолютно не нужно бороться. Россия один раз уже заняла первое место, а наш победитель Дима Билан поехал не на европейские гастроли, а отправился петь в Сыктывкар. А Патрисия Каас, которая заняла восьмое место, поехала с гастролями по Европе. Чувствуете разницу? Все потому, что поет она на французском красивые французские песни.

Если нас не пускают в европейские звезды даже в случае победы – зачем же тогда за нее бороться? Надо использовать «Евровидение» для популяризации своей культуры. Давайте пошлем туда не немца с русской фамилией, которому музыку и текст написали англичане, номер поставили французы или греки, а пошлем наконец-то туда русского человека с русской песней, пусть и музыку и слова напишут наши, русские, и номер тоже поставят. Чтобы показать, что мы можем что-то придумывать и создавать сами.

Поэтому мне абсолютно все равно, кто поедет на «Евровидение» в этот раз. Главное, чтобы он нес русскую культуру! Положа руку на сердце, кому нужно это копирование номеров? Европе Дима Билан был неинтересен, потому что он точь-в-точь, один в один поет как и их звезды, только на корявом английском языке. А Джамала? Пустили ее на европейскую эстраду после победы, стала она популярной европейской певицей? Не стала! Смысл тогда заниматься этим копированием, грезя о победе? Я уверен, что лишь исполнитель со своей, русской или же эстонской культурой, будет Европе куда интереснее!

– Вот вы загнули! У нас в Эстонии артисты тоже в основном едут на «Евровидение» с английскими композициями. Но так как страна наша маленькая и язык не столь популярен – приходится! Думаете, мы тоже делаем неправильно?

– Смотрите, эстонская культура настолько же самобытная, как и любая другая. Вы такие оригинальные, такие интересные, ни на кого не похожие, когда не пытаетесь никого имитировать! А так получается – едут якобы эстонцы, а на самом деле едут англичане… Эстонские англичане! Когда мне в пример ставят ABBA, дескать, это так здорово – группа с мировой популярностью... А что здорово? Они не спели ни одной песни на шведском языке. ABBA ничего не дала шведской культуре. Она шведскую культуру не двигала, и не рассказала о ней всему миру. ABBA работала на чужую культуру. И я не думаю, что это хорошо!

– Юрий Эдуардович, а сами бы согласились на «Евровидении-2017» Россию представить?

– Если бы меня позвали – представил бы! Только с единственным условием: чтобы передо мной не ставили задачи победить. А так – почему бы не поехать? Написал бы песню, приехал и спел бы ее.

– В последнее время вы превратились в одну из самых заметных персон в медиапространстве бывшего СССР. Вас правда так задевает все, о чем вы высказываетесь, или же этот имидж создают журналисты, прося ваш комментарий где надо и не надо, лишь бы добыть яркую цитату?

– Конечно, это журналистская инициатива. Я просто привык говорить то, что думаю, а они звонят, спрашивают, ну я и отвечаю. Как они потом мои слова перелопачивают – уже на совести журналистов. Я просто очень много знаю, мне всегда есть что сказать, и когда журналисты меня спрашивают – я им отвечаю! А что мне им, не отвечать что ли? Вот вы меня спрашиваете, и что, мне и вам не отвечать?

– Нет-нет! Конечно, отвечать! Просто после скандала в СМИ с вашими выдернутыми из контекста словами о Юрии Гагарине вы заявили, что больше не будете давать интервью. Почему все-таки передумали?

– Они взяли рабочий момент съемок, ни с чем не связанную фразу о том, что Гагарин в ракете просто лежал. В контексте она звучала по-другому: я говорил, что нельзя сравнивать Гагарина с космонавтами сегодняшними, которые в бадминтон играют на орбите. При этом я назвал Гагарина самой знаковой фигурой двадцатого века, я говорил о нем полчаса, а оставили только фразу, что Гагарин в ракете просто лежал. Когда она в таком виде, в виде обрезка, попала в эфир, я звонил на телевидение и спрашивал: ребят, а когда передача по телевидению выйдет в эфир, чтобы люди поняли, о чем речь? А они ее даже не стали монтировать, достаточно оказалось этого скандала!

Теперь со «Звездой» больше не разговариваю, НТВ-шникам интервью не даю… Уже с половиной российских СМИ я не разговариваю. А с остальными... (вдыхает) до первого прокола! Хотя, кто-то потом и извиняется. Дело в том, что сейчас профессия журналиста сильно изменилась. Суть профессии была заложена в ее названии – журналистом был тот человек, который мог написать статью в журнал. Девяносто процентов сегодняшних журналистов не могут этого сделать, поэтому они обижаются на меня, потому что я это, в отличие от них, сделать могу! А они что? Перепахивают-перелопачивают, выискивают в интернете новости, копирайтом занимаются, а не сами издают что-то. Берут и мои интервью перепечатывают и под разными заголовками.

– Юрий Эдуардович, давайте все же не будем о грустном и закончим нашу беседу на оптимистической ноте. Что-нибудь пожелаете поклонникам вашего творчества в Эстонии, которые с нетерпением ждут встречи с вами?

– С удовольствием пожелаю! Я всем своим поклонникам всегда желаю мира и спокойствия – это самое главное. Как еще Столыпин про Россию сказал: дайте ей двадцать лет спокойствия, вы не узнаете страну! В любой стране, если она живет в покое и в созидательном русле, со временем все проблемы решаются. Главное, чтобы не было никаких майданов, революций. Мира и спокойствия! До встречи, Эстония!

Наверх