Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Дмитрий Маликов: мои женщины ушли к Стасу Михайлову. Тяжеловато, но ничего

Дмитрий Маликов с дочкой ФОТО: Instagram

Гостем программы Hard Day’s Night на телеканале "Дождь" был певец, композитор, продюсер, Народный артист России Дмитрий Маликов. Посмотрите его откровенный разговор о дебюте дочери в поп-музыке, попытках найти общий язык с молодежью в твиттере и о том, почему он не хочет работать на других.

Козырев: Первый вопрос, наверное, задам исключительно по следам прошедшего Нового года и по следам телеэфира. С каким чувством ты, Дима, смотрел на то, что происходит на разных каналах в эту новогоднюю ночь, и почему тебя там не было?

Маликов: Почему? Я был. Куда же без меня то? Но я дозирую свое присутствие. Я был, я не смотрел, точнее, я работал, во-первых. Во-вторых, те минуты, когда я не работал, я выпивал. Дело в том, что музыкальное телевидение, на мой взгляд, новогоднее, оно стало просто фоном. То есть, абсолютно неважно, что там звучит, потому что звучит там, примерно понятно — перепевают старые песни, примерно понятен круг артистов, некоторые каналы, правда, экспериментируют. Но до этих экспериментов, как в свое время, так сказать, мы экспериментировали, просто не доходит возможность посмотреть. Раньше все артисты, которые, так сказать, участвовали в этих новогодних программах, думали так: ну вот в Новый год на нас особо никто не смотрит, что-то так фоном идет, зато смотрят повторы. Сейчас, по-моему, и повторы тоже не смотрят.

Козырев: Ну вот 13-го, на Старый Новый год, по-моему, были повторы.

Маликов: Да я не знаю, насколько их смотрел народ, они были, но они были поздно тоже. Не знаю, Боря, наверное, как музыкальный такой критик, который все смотрит, он может сказать.

Барабанов: Вообще ничего не могу сказать, потому что совершенно из другого источника черпал...

Маликов: Вдохновение?

Барабанов: Вдохновение, совершенно верно. И я хотел как раз в продолжение этого вопроса хотел сказать: ведь раньше, давно, была традиция, что в новогодних программах обязательно премьеры. И то, что люди услышали в новогоднюю ночь, то они потом в течение года и поют, и танцуют под это на дискотеках и т.д. Скажи, в какой момент, как ты считаешь, это сломалось? Ведь все дело же, наверное, не только в том, как сейчас можно обвинять в этом Леонида Парфенова, который придумал «Старые песни о главном», но, наверное, не так уж и просто.

Маликов: Не только в этом. Перед вами сидит живой пример этого счастливого случая. 1988 на 1989 год, новогодняя ночь, песня «До завтра». И я, так сказать, 1 числа созваниваюсь с Сашей Шагановым, который автор текста, и он мне говорит: «Дим, ты знаешь, по-моему, мы написали хит». Я говорю: «Да с чего ты взял?». Он говорит: «Я встречаюсь с девушкой в метро, точнее, вижу такую картину: мальчик с девушкой прощается в метро вечером 1 января и он ей поет «До завтра». То есть, мы написали хит. То есть, это абсолютно точно, песни, которые имели шлягерный потенциал, с одного эфира могли быть запущены. Это все закончилось тогда, когда появилось просто много информации. Вот и все. То есть, информации такое количество, что сейчас уже и на радио тоже невозможно песню фактически поднять, потому что ситуация меняется в худшую сторону с каждым годом.

Барабанов: Но ты предпринимаешь эти усилия, я не знаю, как это сейчас выглядит с артистами твоего уровня, с твоим опытом, ты носишь песни на радио или как это выглядит?

Маликов: Хороший вопрос. Но дело в том, что с каждым радио свои отношения. Во-первых, сегодня настолько расформатированы все радиостанции, что сделать какой-то кроссовер-хит, как, типа, например, «Аргентина-Ямайка 5:0», песня, которая попадала и на «Русское радио», грубо говоря, и попадала на «Наше радио», и на все другие. Такое сейчас очень трудно сделать. То есть, очень все сегментировано, поэтому невероятно тяжело сделать новый хит взрослому артисту, молодому — попроще, потому что есть некая такая поп-аудитория молодежная, которая все это дело хватает. Казалось бы, что нет ничего проще, если песня хорошая — выкладывай в интернет и все это идет, тоже это все не совсем так работает, потому что в интернете работают очень специфические вещи, как то: прикол, провокация, эротика и т.д., но не весь поп-продукт может этому соответствовать.

Монгайт: Ну смотрите, вы спели песню про рубль, я слышала, как ее цитировали на «Бизнес ФМ» и «Коммерсантъ FM», куда уж более кроссовер-хит.

Маликов: Во-первых, это не песня, это больше шутка. Во-вторых, это просто на злобу дня какая-то история, то есть, это не поп-сингл, к сожалению или к счастью. Это просто, так сказать, вот так.

НАВЕРХ
Back