Яна Тоом: я считаю, что беременность и рождение ребенка – это сексуально и эротично

ФОТО: Liis Treimann

«Рыжая бестия», по моему личному разумению, очень точная характеристика Яны Тоом, хотя, наверное, негоже такими определениями бросаться в высокого политического деятеля, взлетевшего до Европейского парламента с личным мандатом.

И еще неизвестно, что на это прилетит в ответ – язык у Тоом острее самурайского меча, реакция молниеносная, а образность выражений заставляет оппонентов внутренне сжимать все мягкие части тела, чтобы хоть как-то парировать удар. Я знаю, что говорю, пишет журнал ЯНА.

15 лет назад, когда Яна возглавляла газету «День за Днем», она была точно такой же – шаровой молнией носилась по редакции, выполняла «миллион до неба» обязан- ностей и драконила начинающих авторов вроде меня. Любая сделанная тобою ошибка была личным оскорблением для Литвиновой (ныне Тоом), которая мимоходом превращала тебя метким словцом в кучку дымящегося пепла. Тем не менее, Яна Тоом имеет и оборотную, домашнюю сторону. А именно – дом, сад, мужа, пристрастие к кулинарии, пятерых детей и собаку с говорящим именем Фандорин. Старший сын Корней освоил специальность бизнес-руководителя и нашел себя в своей сфере, дочь Варвара учится в Москве на лингвиста, Федор – в Таллиннском университете на русского филолога, при этом позиционирует себя в качестве панка и вегетарианца. Вместе с женой живет в коммуне на «Полимере». Артур вернулся из эстонской армии, работает парамедиком и начинает свой бизнес. А младший Артемий окончил первый класс.

ЧТО НЕ ТАК С ДЕВОЧКОЙ?!

Яна Тоом также известна общественности как женщина, которая за пять месяцев сбросила почти 30 кг, и теперь при росте 186 см будет ходить по Европарламенту моделью и носить платья, сшитые ее подругой театральным костюмером Тамарой Дзаманашвили. Впрочем, едет она в Брюссель, конечно, не для этого.

- Мне почему-то интересно, какой вы были в детстве, поскольку что из вас выросло, мы уже все знаем...

- Недавно одна моя одноклассница встречалась с директором нашей бывшей 26-й школы. И та ей оборонила: «Яна Тоом сказала, что она училась у меня в классе, но я ее совершенно не помню». Честно говоря, думаю, что меня мало кто помнит – я была эдакой мышью, только большого роста. Семейная легенда гласит, что меня отдали в школу в шесть лет, потому что надоело отбиваться от навязчивых вопросов в детском саду: «Что не так с вашей девочкой?». Я была на голову выше всех, только на ясельных фотографиях этого не заметно, так как я еще ползала и стояла на четвереньках.

- То есть вы все время были рыжая, долговязая и жили с ощущением «я не такая, как все» и все время на виду?

 - Да, я была длинная и рыжая. Жили мы в центре Таллинна на Тынисмяги и в школу я ходила пешком через двор 19-й школы. И когда я проходила по нему, меня всегда сопровождали крики: «Глядите, идет шпала из 26-й!». Быть длинной в начале 80-х было не модно, это считалось еще не модельным ро- стом, а уродством. Поэтому в детстве у меня возникали всякие комплексы и страдания. А роста еще добавилось в зрелом воз- расте. Когда я заканчивала школу, во мне было 183 см, а год назад пошла на оче- редной «контроль здоровья» и обнару- жились 186 см. Оказалось, что во время беременности выделяется гормон роста и благодаря детям я еще подросла.

ЛЮБЛЮ И УМЕЮ

- А ваш знаменитый характерец с детства сформировался?

- Не знаю, честно. Подозреваю, что это связано с большим количеством детей, потому что у меня в 26 лет было уже трое, а это очень «строит» женщину. У тебя моментально появляется много обязательств, и ты должна их выполнять. В таком режиме многие вещи встают на свои места. Это, конечно, жестокий эксперимент над детьми, в том смысле, что их мама молодая безответственная дурочка. К тому же это было очень плохое время – второго ребенка, Варьку, я родила в 90-м году. Она родилась в ноябре в Тарту, и справка у меня была за но мером 167. То есть на весь тартуский район почти за год родилось 167 детей. Считай, дураков было мало и дети рождались один в два дня.

- Все равно получается, что характер уже был своеобразным – нужно иметь какой-то особый настрой и уверенность, чтобы родить в итоге пятерых детей в смутные времена.

- Вы знаете, у меня не было совершенно никаких планов насчет своей семейной жизни. Была какая-то внутренняя уверенность, что все будет хорошо, все сложится. Хотя было очень трудно временами, возникали очень тяжелые периоды, но ощущение, что «все идет свои путем», меня никогда не покидало. И для меня до сих пор это так. И второе. Многими это воспринимается как странность, но я считаю, что беременность и рождение ребенка – это сексуально и эротично. Это естественное продолжение секса. Когда ты любишь своего мужчину, ты хочешь от него ребенка, это нормально. В этом смысле стихи Вероники Долиной очень соответствуют моему отношению к этому вопросу: «Когда б мы жили без затей, Я нарожала бы детей От всех, кого любила, – Всех видов и мастей». Что, собственно, я и сделала.

- И, тем не менее, решили посвятить себя работе?

- Мне очень повезло, потому что я совершенно четко поняла, чем хочу заниматься, – журналистикой. Осознала это довольно поздно – в 27 лет, зато не ошиблась. До 28 лет я практически не работала, сидела с детьми, но занималась переводами и корректурой. В это время мы с мужем жили в России в маленьком городишке. И там было местное радио, которое играло все время фоном. А я готовила, убирала, гладила и постоянно слушала, что там говорят. И это было так чудовищно! Я все время думала, как можно было бы рассказать о событии, о человеке, по моему мнению, репортажи были сделаны неправильно. В конце концов у меня родилась уверенность, что я это сделала бы лучше. Когда я приехала летом домой к маме, то увидела объявление о приеме на работу в «Молодежку» («Молодежь Эстонии»). Так что все совпало. Начала работать репортером и как-то очень быстро добегалась до главного редактора в «День за Днем».

- Такой стремительный карьерный рост тоже не каждому удается после семи лет домохозяйствования.

- Я очень люблю эту работу и умею хорошо ее делать. Кроме того, мне повезло, что владелец издания имел авантюр­ную жилку и назначил главным редакто­ром именно меня. Тогда мне был 31 год, а в редакции при этом работали зубры и мэтры местной русской журналистики, посвятившие профессии десятилетия. Я считаю, что мне просто повезло, а владе­лец, полагаю, не пожалел о своем реше­нии, поскольку газета расцвела.

- И каково было руководить зубрами и мэтрами?

- У меня отношения с людьми либо складываются, либо нет, третьего не дано. За свою карьеру я уволила шесть человек и до сих пор об этом жалею, хотя считаю, что поступила правильно. Но такие решения даются очень тяжело. Примирить производственную необхо­димость с тем, что ты оставляешь чело­века без работы, действительно сложно.

Читайте интервью целиком с Яной Тоом в журнале ЯНА.

НАВЕРХ
Back