ИНТЕРВЬЮ ⟩ Лиза Джеррард о новом альбоме, варварстве, любви и границах возможного

«Я поддерживаю безусловную любовь»
Иван Скрябин
, журналист
Лиза Джеррард о новом альбоме, варварстве, любви и границах возможного
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Лиза Джеррард в интервью Postimees рассказала о своем отношении к варварству политиков, любви и терпимости, представляя свой новый альбом Exaudia
Лиза Джеррард в интервью Postimees рассказала о своем отношении к варварству политиков, любви и терпимости, представляя свой новый альбом Exaudia Фото: Vaughan Stedman

Бессменная участница легендарной группы Dead Can Dance Лиза Джеррард 26 августа выпускает свой новый сольный альбом. Пластинка «Exaudia», посвященная народам, которые подвергались гонениям в Европе в прошлые века, была записана вместе с регулярным соавтором обладательницы уникального голоса, Марчелло Де Франчиши. За два месяца до приезда в Таллинн в рамках тура Dead Can Dance, в интервью Limon.ee Лиза Джеррард рассказала о новой пластинке, смерти, любви и терпимости.

- Лиза, вы много лет работаете с Марчелло, но прошлая ваша работа выходила уже шесть лет назад. Что сделало возможным ваш новый альбом «Exaudia»?

- Над тем, что в конечном итоге стало альбомом «Exaudia», мы стали работать еще в 2018 году. Тогда Марчелло предложил переосмыслить нашу композицию из альбома 2010 года, который называется «Departum». Он хотел сделать более мрачную версию трека «Diary For The Fallen» («Дневник павших» - прим.ред.)… Действительно, прошлая наша работа выходила в 2016 году – музыка к фильму Гэвина О'Коннора «Джейн берет ружье». Это вестерн с Натали Портман, Джоэлом Эдгертоном и Юэном МакГрегором в главных ролях. Но я в постоянном контакте с Марчелло. У нас есть творческая связь, которая позволяет всегда интересно работать вместе. Конечно, когда у нас находится свободное время (Lisa Gerrard известный трудоголик, за четверть века сольного творчества вне группы Dead Can Dance она записала более 40 альбомов и саундтреков к фильмам, а сейчас готовится к продолжению тура Dead Can Dance, в рамках которого 2 ноября она посетит Таллиннприм.ред.).

Обложка нового сольного альбома Лизы Джеррард (Dead Can Dance), который называется Exaudia. Пластинка официально выходит 26 августа 2022 года. Она была записана вместе с композитором Марчелло Де Франчиши и посвящается сефардам средневековья.
Обложка нового сольного альбома Лизы Джеррард (Dead Can Dance), который называется Exaudia. Пластинка официально выходит 26 августа 2022 года. Она была записана вместе с композитором Марчелло Де Франчиши и посвящается сефардам средневековья. Фото: Atlantic Curve schubertmusic.com

- О чем ваш новый альбом?

- Мы вдохновлялись историей сефардских племен. Временами средневековой Испании («Сефардами» называют потомков евреев, которые были изгнаны из Испании и Португалии в конце XV века, их потомками является значительная часть болгарских, греческих, балканских, итальянских и турецких – прим.ред.). Изначально мы так и хотели назвать альбом - «Сефардия». Это название соответствует общему настроению всей пластинки. Но в итоге мы остановились на термине Exaudia. Это из старого кастильского испанского языка. Exaudia — это когда монарх предоставляет своему подданному гражданину аудиенцию, а после исполняет его желание.

- Музыкально этот альбом заметно отличается от ваших прежних работ с Марчелло. Насколько это осознанное решение?

- У Марчелло никогда раньше не было возможности дать киноиндустрии подобный стиль построения композиций, с таким подходом к вокалу (Marcello De Francisci в первую очередь известен как композитор музыки для фильмов и компьютерных игрприм.ред.). А он всегда хотел сделать эпический саундтрек. В кино же часто много делается по шаблону. И я сама всегда стремлюсь раздвинуть границы возможного. Марчелло украшает мой вокал. Я ему доверяю. Кстати, мы в прошлом сделали с ним же музыку к фильму Samsara (фильм 2012 года, который можно назвать продолжением культовой документальной ленты Рона Фриске 1992 года Baraka - прим.ред.).


 

- Вы успели представить два видеоклипа на треки. В каждом схожий с фильмами Фриске принцип – череда небольших роликов, где много красоты. В Baraka и Samsara это чаще были ландшафты и пейзажи. У вас это люди, которым хорошо. Расскажите, что вы хотели донести этими видео?

- Первый клип называется Until We Meet Again. И здесь название говорит само за себя – «Пока мы не встретимся снова». Многие люди были изолированы пандемией. В этом треке запечатлено желание снова увидеться, несмотря на любые проблемы…

Второй клип, When The Light Of Morning Comes («Когда наступает свет утра» - прим.ред.), рассказывает о том, что происходит после «темной ночи души». Он про спасение. Эта идея раскрывается в финале, где балерина кружится, когда на нее начинает падать свет. В этот момент ей открываются все миры. Когда утренний свет дарит ясность…

И мы на самом деле сделали эти клипы с уважением к нашим слушателям, которые ценят наш альбом с музыкой для фильма Samsara. Продюсер Baraka и Samsara Марк Мэджидсон, посмотрев эти новые клипы, сказал, что они прекрасны. Спасибо ему за это благословление.


 

- Вы с Марчелло живете в разных концах планеты. Как вы работаете вдвоем?

- В случае с Exaudia сначала Марчелло отправил мне свою музыку. У него сразу было четкое видение всей, и музыкальной, и художественной концепции альбома. Он сам сделал обложку. Сам собрал и отредактировал множество видеоклипов от тех, кого он пригласил поучаствовать в этой работе (в описании каждого клипа перечислены имена авторов видеофрагментов из которых были собраны видеороликиприм.ред.).

Что же касается моего вклада, то Марчелло заранее чувствует, что я могу сделать для его сочинений голосом. Он ценит это и, если требуется, он может буквально заново переписать свою часть, чтобы поддержать и мое видение нашей музыки.

Лиза Джеррард (Dead Can Dance) видит красоту тех, кто способен красоту слышать.
Лиза Джеррард (Dead Can Dance) видит красоту тех, кто способен красоту слышать. Фото: Vaughan Stedman

Меня очень долго называли «певицей», поэтому многие до сих пор не понимают, что мой вокал - это музыка. Марчелло это понимает, поэтому нам действительно хорошо вместе работать.

У нас уже есть идея сделать новую версию трека из того же альбома Departum - The Secret Language Of Angels («Тайный язык ангелов» - прим. ред.). Переосмыслить его, как мы сделали с композицией «Дневник падших», что, как я уже рассказала, привело нас в итоге к альбому Exaudia. Увы, у нас пока нет на это свободного времени. Однако эта идея останется с нами где-то на втором плане.


 

- Твоя сольная карьера полна творческих союзов с самыми разными людьми. С классиком немецкой электроники Клаусом Шульце вы сделали целую серию совместных пластинок. Этой весной его не стало… Каким ты запомнишь его?

- Я помню, как стояла рядом с ним. Милым, безумным, прекрасным гением. И мы вместе путешествовали по трансцендентной атмосфере. Своими заколдованными кистями он рисовал незримые видения, и на каждом нашем концерте он как бы стряхивал пыль с посредственных контуров… Музыка и трепетала, и стремилась к вечной тишине… Мое сердце болит после его ухода. Закройте глаза и представьте, что вы мертвы. Это невозможно представить. Потому что мы на самом деле не умираем. Клаус есть. И будет всегда…


 

- Из великого множества саундтреков с твоей музыкой один для меня лично как раз полностью соответствует термину «всегда». Он всегда помогает справляться с тяжелыми переживаниями. Альбом Whale Rider

- Whale Rider и для меня стал особенным фильмом. Я запомнила, как режиссер этого фильма Ники Каро спала на моем диване у меня в студии, пока я работала. И она просыпалась именно тогда, когда мне были нужны ее подсказки. Инстинктивно… Мне очень понравилась ее увлеченность этой историей о девочке и китах…


 

- Ты работала с наследием культур самых разных территорий. В последние годы в твоих соавторах все чаще можно найти творцов из Восточной Европы. Болгарские певицы из The Mystery of the Bulgarian Voices, польский композитор Zbigniew Preisner. Нас ждут продолжения, учитывая, что ты бывала и в Украине, и в России?

- В истории моей семьи были англичане, ирландцы, немцы, испанцы, евреи. В этом смысле я не могу сказать, что у меня есть личная связь с этими землями. Но в то же время, меня всегда привлекали люди творчества из Восточной Европы, у которых есть совершенно своеобразная натянутая струна внутри их задумчивости. Что-то внутри айсберга…

- Сейчас в Европе снова идет страшная война. Ты ранее записывала пластинки, посвященные страшным событиям прошлого. Холокосту, оккупации Польши. И снова насилие и смерть, там, где вчера был мир…

- Мое сердце разрывается, видя это невежество… Это неуважение к невинным людям… Но я не политик. Я лишь стараюсь заботиться о живом. О людях, животных. То, что происходит сейчас, это ужасное неуважение к общему для всех нас путешествию… Хрупкому пути, на котором мы находимся здесь… Смерть невозможно отменить. Но человека можно научить любви и терпимости. Это еще можно разжечь в человеке. Я поддерживаю безусловную любовь. Я не разбираюсь в политике, но стараюсь через свою работу нести красоту в этот мир… Когда я пою сейчас, я знаю, что эта струйка способна стать потоком чувствительности для тех, кто слышит… Это единственное, что я могу предложить… Для себя самой я нахожу убежище в своей работе…

- В ноябре ты приедешь в Таллинн. Что бы ты сейчас могла сказать своим слушателям в странах Балтии?

- Добро пожаловать…


 

Официальный сайт Lisa Gerrard.
Официальный сайт Marcello De Francisci.
Официальный сайт Dead Can Dance.
Страница о Лизе Джеррард на Wikipedia.



Новый альбом Лиза Джеррард и Марчелло Де Франциски Exaudia доступен к онлайн прослушиванию в том числе на Spotify и YouTube.Music.

Уже после публикации интервью музыканты представили третий видеоклип на заглавную композицию нового альбома.


Лиза Джеррард родилась в 1961 году. Она живет в Австралии на собственной ферме, где работает в собственной студии. 2 ноября она выступит в Таллинне в концертном зале Alexela вместе с группой Dead Can Dance.

Ключевые слова
Наверх