В воскресенье, 5 апреля 1925 года, около девяти часов вечера на лесной тропе по улице Валдеку-теэ в Нымме был найден молодой человек со множественными ножевыми ранениями - на голове, шее и груди. Земля под ним вся пропиталась кровью, но мужчина еще дышал, пишет Sõbranna.

Было ясно, что это не ограбление. Найденный мужчина вскоре умер. Вызванные на место преступления сотрудники уголовной полиции обнаружили в карманах убитого документы на имя 35-летнего холостяка Йохана Осильга.

Вокзал в Нымме в 1929 году ФОТО: Fotis

Полиция стала искать свидетелей и быстро нашла несколько прохожих, которые видели, как еще вчера двое мужчин быстро шли по дороге в сторону улицы Валдеку и переругивались между собой. Потом один из мужчин упал, а другой побежал в сторону леса.

Итак, Йохан Осильг был убит. Но кто убийца? Свидетели не могли издалека разглядеть человека, который нанес смертельные раны. Однако полиция быстро нашла виновного - им оказался житель Нымме Йоханнес Кирисберг, 50-летний мужчина, который многим рассказывал о сложной семейной драме, которая и закончилась кровопролитием в лесу.

Бывший кузнец Йоханнес Кирисберг из Кохила жил в Нымме на улице Валдеку, в доме 66, вместе со своей женой Хелене и тремя детьми. 

Его супруга была на 11 лет моложе, пара познакомилась во время немецкой оккупации, и Йоханнес влюбился в 24-летнюю женщину с маленьким ребенком с первого взгялда. Муж Хелене считался без вести пропавшим на войне. Со временем семья росла, и той роковой весной у супругов подрастали трое детишек: девяти, шести и четырех лет.

Отношения между мужем и женой были неплохими до тех пор, пока в 1923 году в их жизни не появился коварный соблазнитель, уроженец Сааремаа Йохан Осильг. 32-летний Осильг приехал на материк в поисках работы и стал другом семьи Кирисбергов. Правда, глава семьи стал замечать, что отношения между Хелене и Осильгом слишком уж близкие, и это открытие вызвало сначал ревность, а скоро упреки и ссоры между Йоханнесом и Хелене. Напряженность нарастала, как-то мужчины даже подрались, и на руке Кирисберга остался шрам. 

В один прекрасный день Хелене ушла от мужа к любовнику, который жил практически в соседнем доме, но потом вернулась в семью. Однако любовные отношения на этом не закончились, и Хелене продолжала бегать по ночам к молодому мужчине. Кирисберга словно подменили: он переживал, злился, угрожал застрелить неверную жену и ее любовничка и даже стал носить с собой большой нож.

В тот роковой день Кирисберг поехал в город, чтобы купить новое постельное белье, зашел в ресторан, где и посидел с друзьями. Он жаловался им на беспутную жену и проклинал Осильга. Но, как говорится, Аннушка уже разлила масло. Грустный обманутый муж возвращался домой и случайно встретил Осильга. Спокойно пройти мимо друг друга мужчины не смогли, завязалась драка. Как утверждали очевидцы, первым напал Осильг, ударив мужа своей любовницы ногой в живот. Кирисберг упал, но затем встал и стал избивать соперника, затем стащил почти бездыханное тело с дороги, чтобы «лошади не наступили», как позже он объяснил журналисту. 

Убийцу вычислили быстро. Кирисберг нервничал в ожидании приговора, он должен был получить десять лет лишения свободы, но на суде выяснились некоторые смягчающие обстоятельства. И тогда у Кирисберга затеплилась надежда на более милостливый приговор.

Суд над Кирисбергом состоялся в сентябре 1925 года. Кирисберг был тихим и серьезным, пытался доказать, что убийство было непреднамеренным, а самообороной. Хелене Кирисберг тоже давала показания, но не прилюдно. Последнего слова от Кирисберга никто не дождался, и суд приговорил убийцу к четырем годам лишения свободы.

Использованные источники:

  • Päevaleht, 7 апреля 1925
  • Kaja, 26 сентября 1925
  • Kaja, 7 апреля 1925
  • Päewaleht, 26 сентября 1925
  • Rahwaleht, 26 сентября 1925