Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Александр Жеделев: каждое мероприятие - это событие, это месседж

"Как это ни печально, в Эстонии есть разделение на эстонскую и русскую музыку"

КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX
Triophonix | ФОТО: TRIOPHONIX

У таллиннской фьюжн-группы Triophonix вышел новый альбом под названием Lightone. Уже прошли презентации пластинки в Русском театре и в Театре Фон Краля. На очереди - Тарту. Особенность релиза заключается в том, что альбом издается как на компакт-диске, так и на виниле.

С лидером группы - гитаристом, композитором и продюсером Александром Жеделевым - мы встретились на месте его работы, в Русском театре. За терпким зеленым чаем, в пропитанных ароматом благовоний стенах уютной студии звукозаписи мы поговорили о новой пластинке, музыкальной жизни Эстонии и о том, как в этой стране живется человеку, который занимается только музыкой.

- Расскажи, как создавался ваш новый альбом Lightone.

- Пару лет назад мы играли с Никитой Грушевым – саксофонистом и трубачом. Никита - музыкант гораздо более сильный, чем я. Кстати, я всем советую играть с людьми, которые играют лучше тебя. Это 100% рост. Есть же люди-мастера. Ты с такими разговариваешь, пьешь чай и наполняешься этой беседой. А когда ты с таким человеком работаешь, играешь вместе, то воздействие становится очень сильным… Никита дал мне много и как человек, и как музыкант. Он очень интересный музыкант и очень сложный человек. Именно поэтому мы, к сожалению, больше не играем. Так вот, так как половина банды жила и живет не в Таллинне, то концертная деятельность была иногда затруднена, и мы решили сделать микро-проект Lightone, играющий те же композиции, что и Triophonix, только в составе я, Никита и грувбокс, 16 каналов которого можно набить чем хочешь – барабанами, басами, аккордами. «Втроем» мы дали концерт даже в рамках Tallinn Music Week.

В итоге проект Lightone стал расти, к нам снова присоединился барабанщик, а потом наши пути с Никитой разошлись. И мы решили назвать наш новый альбом в честь этого проекта, выразив, таким образом, дань Никите. Раньше я записывал лупы, наигрывал сверху бас, гитары, в какой-то момент это было интересно. Я мог все сделать один. Но теперь мне это не так интересно. Я люблю людей, личностей в музыке.

В мае нам два раза отказали фонды в спонсировании записи и выпуска альбома. Но наш барабанщик Илья Шарапов, работающий в театре «Ванемуйне», пошел к своему директору, рассказал о том, какую мы играем музыку, и спросил, сможет ли театр предоставить нам для записи «Садаматеатер». Денег директор не спросил и предоставил нам все необходимое в нужный срок. Получается, что «Ванемуйне» - наш спонсор.

Дальше возник вопрос с тем, как это записывать: брать в аренду студию или телевизионный автобус дорого, приглашать на место саунд-продюсера Олега Давидовича – тоже. И я подумал: можно же взять свой компьютер, звуковую карту на 16 каналов и записаться лайвом. И это стало нашим главным условием – никаких «по очереди». За 8 часов мы установили всю аппаратуру и пошли спать. А потом полтора суток писались с перерывами на сон.

Дальше мы стали искать, кто же сможет выпустить пластинку, а перед этим ее еще и свести. Фонды нам в финансовой поддержке опять отказали. Мы уже подумали, что на мастеринг мы скинемся сами. Меня охватило отчаяние - мы же первый альбом не напечатали из-за отсутствия денег. А я не шикую – заплатил счета и как-то живу до конца месяца. Я не могу позволить себе разбрасываться на то и на это. Клянчить тоже как-то неловко.

А буквально за несколько дней до этого мне позвонил наш DJ Bandit и сказал, что один лейбл хочет выпустить виниловую пластинку-сборник эстонской музыки. Они услышали наш трек в интернете и попросили дать какую-нибудь композицию с нового альбома. Я послал им Magic Dream. Когда человек с лейбла попросил показать ему и другие треки, я подумал, что этот ему не понравился, решил не слать ему пока еще не сведенный материал и позвал его прийти и послушать нас в студии. Когда я показал ему весь альбом, он сказал, что лейбл решил выпустить не сборник, а винил и диск нашей группы.

Все же сильное желание запускает некий механизм. Еще утром я печалился, что прошло уже четыре месяца, а альбом так и не выпущен, а тут нам предлагают издать его на виниле!

Когда саунд-продюсер Олег Давидович узнал, что денег нам никто не дал и на мастеринг мы хотим скинуться сами, он наотрез отказался от оплаты. Олег сказал: «Не так часто бывает, что кто-то выпускает некоммерческую музыку. Это событие, и я буду его соучастником». За что ему низкий поклон.

Также у нашей команды прекрасный творческий союз с замечательным и талантливым художником Сергеем Драгуновым (Fat-Snail). Именно он создал обложку, которую рисовал исключительно под музыку с альбома. С ним вместе уже три года подряд мы придумываем и показываем различные перфомансы, где на одной сцене музыка соединяется с изобразительным искусством. Одним из крупных проектов стал спектакль-перфоманс ALICE в рамках Tallinn 2011.

И вот мы имеем сейчас этот диск. Ведь музыканты ради чего живут – писать музыку, выступать и выпускать пластинки.

- А какой тираж у альбома?

- Мы напечатали 500 компакт-дисков, но сразу же договорились, что если тираж продастся, то нам допечатают еще 500. Также выйдет около 500 винилов. Альбом можно приобрести в магазинах Lasering и Rahva Raamat, а также послушать и заказать на сайте: http://kldr.bandcamp.com/album/lightone.

А ведь с первым альбомом как было – я его полтора года не афишировал. Мы его записали, Олег делал шесть месяцев мастеринг (все времени не было), и когда мы получили готовый материал, нам совсем не понравилось… И только спустя время мне снова интересно его слушать.

- Как прошла презентация?

- Хотя было всего 150 человек, я такой обратной связи никогда не получал: Skype, смс, телефонные звонки, Facebook, мейлы… У всех нас на сцене была ответственность за то, что мы делаем. Мы делали это честно, не за деньги, у нас не было цели получить какую-то выгоду. Самое главное было поделиться с людьми чем-то сокровенным.

- Что вы планируете делать дальше?

- У нас уже есть концепция следующего альбома. На следующей пластинке будет по одной или две композиции от каждого музыканта. Мы хотим на пять дней уехать в деревню, по утрам вместо зарядки джемить, днем давать друг другу мастер-классы, а вечером записываться.

У нас нет возможности репетировать больше, чем раз в месяц, так как половина музыкантов живет в Тарту. Приходится либо мне туда, либо им сюда. Поэтому каждый концерт – немного джем. Все знают ноты, но все готовы к чему-то новому.

- У тебя в группе все музыканты занимаются по жизни исключительно музыкой?

- Полина 50 на 50. Она очень востребованный музыкант. Я даже не знал, что она играет в таком количестве групп. Помимо этого она преподает антропологию в Таллиннском университете. Илья, я, Майро, Хольгер, Айвар занимаемся только музыкой. DJ Bandit – повар, постоянно хочет уйти с работы, ругается, уходит, возвращается. Однако это такой меломан! У него столько винила! И у него великолепный вкус. Он разбирается и в джазе, и в роке, и в хип-хопе. Этот человек показал мне Майлса Дэвиса! И он очень здорово рисует. Я его постоянно подбиваю уйти с работы, сделать свое портфолио… Он каждую неделю крутит пластинки, дома у него всегда праздник.

- Ты занимаешься музыкой на профессиональной основе. Многих музыкантов пугает будущее: вот я закончу училище – что дальше делать? Не так много среди русских тех, кто живет только музыкой и за счет музыки.

- Самая большая проблема во всем мире – это страх…

Расскажу более подробно о своей работе в Русском театре и в Эстонском драме.

В Русском театре я музыкальный руководитель и музыкальный оформитель. Например, приезжает режиссер, ему нужно поставить спектакль. Есть несколько вариантов музыкального оформления. Первый - мы используем чужую музыку. Дается задание, в каком настроении нужно выдержать музыку, я сам читаю пьесу, проникаюсь ей, идет скрупулезный подбор музыки. Режиссеру нужно предоставить восемь грустных мелодий, пять веселых и шесть нейтральных, и выберет он из них три. Второй -  аранжировки. Скажем, у режиссера есть любимая композиция и ему нужно, чтобы такая-то актриса спела ее в определенном ключе. Тогда я собираю музыкантов, репетирую с ними, показываю скетчи режиссеру. Если ему нравится, то мы все это записываем. Третий - полностью авторская музыка. И это самый интересный вариант. Приходит режиссер и говорит: «Надо мне что-то такое напряженное». Я сажусь, начинаю показывать, режиссер что-то уточняет, я добавляю какие-то подкладки, струнные, ударные… Это самый кипеш. Я написал музыку для 3-4 фильмов, которые шли на эстонском телевидении. В Польше с аншлагами идет спектакль, музыку к которому я написал. Сочинял и для «Ванемуйне». Также я очень много делаю аранжировок, которые нигде не выкладываю.

Также в театре я занимаюсь организацией разных музыкальных мероприятий. Сейчас стартовали джазовые вечера – мы надеемся, что они продолжатся. Я хочу, чтобы на них выступали разные музыканты, играющие свое творчество. Сейчас поступило множество предложений. Хотим привезти фантастического пианиста из Америки Вардана Овсепяна. Сам он родом из Эстонии, сейчас играет с разными звездами в США.

Плюс я вольнослушатель в Музыкальной академии по классу композиции. Сейчас вот мечтаю сделать что-то с оркестром. В общем-то, у меня нет ограничений, что можно делать, а что нельзя. Единственное, что попсу мне было бы неинтересно делать: как только появляется коммерческая подоплека «давайте сделаем, потому что это будет покупаемо»… В этом смысле оба наших альбома - абсолютно честные. Нет желания понравиться. Я уверен, что половина людей такую музыку просто не слушают.

Я каждый день благодарю небеса, что могу заниматься только музыкой. Но у меня есть очень сложный внутренний конфликт – если я чем-то занимаюсь профессионально, то я сильно недоволен собой. Я так всем и говорю, что у меня в банде все играют лучше меня. Это, конечно, помогает развиваться, но постоянно жжет внутри, что ты чего-то не умеешь, что-то не получается.

За год я делаю очень много. Больше ста треков. Например, спектакль «Рождественские духи» весь мной записан, а там порядка 40 треков. Какие-то идут минуту, какие-то значительно дольше. Самые интересные вещи я выкладываю на Soundcloud: http://soundcloud.com/triophonix . В прошлом году был вообще перебор – я участвовал в 12 спектаклях, трех фильмах, записал пластинку и создал музыку для спектакля Alice. Я чуть с ума не сошел.

- Как ты оцениваешь ситуацию в области музыки в Эстонии? Что у нас с творческим потенциалом?

- Я считаю, что Эстония – очень музыкальная страна, а Таллинн – очень музыкальный город. Здесь есть все музыкальные пласты – от рэперов, диджеев и электронщиков до музыкантов а ля Тыну Кырвитс и Арво Пярт. От самых простых форм до гиперсложных. Действительно сильная школа. Очень развит джаз, о чем говорят фестивали вроде Jazzkaar, наличие джазовых клубов. Есть, например, Clazz, где джаз играют семь дней в неделю, театральный буфет, Kloostri Ait, где выступают музыканты высокого уровня. Наш саксофонист хотел поступать в Беркли. В мае этого года он играл в NO99 с датчанами, которым сказал, что едет в Беркли. Датчане спросили: «Преподавать?».  И когда он ответил, что учиться, они сказали, что с его уровнем это просто напросто трата денег.

Другой пример – часто для мировых звезд на Jazzkaar группу собирают здесь, что также говорит о высоком уровне местных музыкантов.

Есть своя тусовка и у электронщиков. Они делают студии, где все столы в примочках электронных, драм-машинах. Порой это настолько абсурдная музыка, что ее тяжело слушать. Сплошные икс-аккорды. А иногда они играют-играют, экспериментируют, и что-то такое рождается, 10 минут чего-то по-настоящему интересного, из чего потом составляются композиции.

- Наш классический вопрос: есть ли разделение музыкантов на русских и эстонцев?

- Как это ни печально, в Эстонии есть разделение на эстонскую и русскую музыку. Хотя у меня в банде и эстонцы и русские, мы этого не чувствуем. Но я все равно вижу, что в эстонскую тусовку скорее позовут эстонскую группу, нежели русскую. То же и у русских – хоть Руслан РХ и приглашает эстонские группы,  делает он это все же редко. Ему легче привезти коллективы из Латвии и Финляндии.

Я не беру сейчас во внимание джазовых музыкантов такого уровня, которые только этим и занимаются, я говорю об эстонском андерграунде. Например, мне очень нравится Luarvik Luarvik и Phlox – очень крутые ребята. Когда мы отыграли с ними лайв в Тарту, в гримерке к нам подбежал гитарист и спросил: «Вы откуда, из Петербурга?». Я ответил: «Мы из Таллинна, и я знаю, что вы тоже из Таллинна. А вы вообще интересуетесь, что вокруг вас происходит?»

Еще мне очень нравится мероприятие Improtest – там происходят потрясающие вещи.

Эстонцы, они очень любят что-то экспериментальное. Тот же Айвар Тынсо в те времена, когда мы экспериментировали, говорил, что ему все нравится. Когда же мы стали более собранными, стали выписывать композиции в нотах, углубились в джаз, то он сразу сказал, что хочется чего-то более поломанного. Сам он не музыкант, а меломан. Я попросил его объяснить, что точно он имеет в виду, но он этого сделать не смог. Я, конечно, мог бы ему наиграть фри джаз локтем по роялю…

Что касается русской сцены, мне кажется, что года три назад, когда существовало кафе «Емеля», когда Руслан РХ делал «Манки» (серия вечеринок Manka Boutique – прим. авт.), то у людей было, ради чего репетировать. Когда ты знаешь, что будет какой-то концерт, ты концентрируешься, собираешь людей, готовишься… А сейчас почти ничего не происходит. Очень редко бывает, что тебе звонят и говорят: «Очень хотим пригласить вашу группу». Приходится все делать самому, договариваться, таскать технику. Из русских групп мне нравятся MostBand – я не считаю, что там есть гениальная музыкальность, но есть позитивный посыл. Руслан РХ, естественно, но именно его творчество. Он очень разный, и его творчество можно долго обсуждать. Он даже книжку вот написал. Еще мне нравится коллектив Delicate Sunday.

- Произойдет ли слияние двух культур, и какой ты видишь роль вашей группы в этом процессе?

- На наши мероприятия стали приходить эстонцы. Они не верят, что мы из Таллинна, так как не знают, что у нас здесь среди русских существует такая культура. Но я всегда говорю, что сами виноваты. Я знаю, что у вас происходит, а вы не знаете, что у нас. Я открыт для общения. Главное, чтобы не было предвзятости, так как она существует и у русских, и у эстонцев.

Если мы все будем честны и ответственны за, что делаем, что говорим, если будем делать все от чистого сердца, то люди потянутся. Все зависит от каждого из нас. И от публики, и от музыкантов. Каждое мероприятие - это событие, это месседж. Я стараюсь быть открытым и благодарным.

http://kldr.bandcamp.com/album/lightone

Triophonix:
Aleksandr Žedeljov - guitar, live electronics
Aleksei DJ Bandit - scratch, vinyl samples
Polina Tšerkassova - bagpipe, flutes
Aivar Eimra - double bass
Ilja Sharapov - acoustic drums
Mairo Marjamaa - alto, soprano-sax
Holger MArjamaa - keyboards
Ilja Lazarev - percussion
Sergei Dragunov - art
Наверх